Возрождение читать онлайн


загрузка...

Не дав Дамиану ответить, Джолетта извернулась и стремительно пошла вперед по коридору. Она буквально чувствовала на себе обжигающий взгляд, который не вызывал ничего, кроме глухого раздражения. Она не понимала, почему Крэсбор ведет себя так глупо. Неужели надеется, что Джолетта действительно передумает? Бред! Единственное объяснение, которое казалось относительно логичным, — на него давит отец. Слухи о бедственном положении Крэсборов уже распространились при дворе, и сейчас ни один знатный аристократ не захочет выдать дочь за Дамиана. Это и заставляет его цепляться за последнюю возможность выкарабкаться из ямы, в которую он угодил.
Когда Джолетта подошла к аудитории, где должна была проходить следующая пара, то обнаружила еще одного человека, желающего с ней поговорить. Заметив направляющуюся к ней Катрину Верн, Джолетта возвела глаза к потолку и мысленно сосчитала до десяти.
Достали. По-настоящему достали! Неужели нельзя наконец оставить ее в покое?
— Джолетта, можно с вами поговорить? — хотя они находились в академии, где было не принято использовать в обращении титул, «тыкать» Катрина все же не рискнула.
Джолетта досчитала до двадцати. Выдохнула. Стараясь не сорваться, кивнула.
Как ни странно, в этот момент Верн выглядела неуверенной и некоторое время не решалась заговорить. Видеть эту особу мнущейся и робкой было странно и по меньшей мере непривычно.
— Я хочу спросить о Дамиане, — наконец произнесла Катрина, нервно теребя тяжеловесный золотой кулон.
«Кто бы сомневался», — мысленно хмыкнула Джолетта, но вслух это никак не прокомментировала.
— Он вам не нужен, так ведь?
«Кажется, кулон долго не протянет».
— У вас помолвка с ректором, а отношения с Дамианом — в прошлом. Больше вас с ним ничего не связывает, — продолжала Верн, смотря словно сквозь Джолетту. — Я не понимаю, почему он все еще на что-то надеется, пытается вернуть… не понимаю!
От суетливых движений кулон все-таки расстегнулся и с глухим стуком упал на паркет. Джолетта усмехнулась, но, когда заговорила, ее голос звучал холодно и отстраненно:
— От меня-то ты чего хочешь?
— Поговорите с ним! — Тон Катрины выражал и надежду, и просьбу, и настойчивость. — Скажите, что он вам не нужен!
— Я, конечно, не самого лучшего мнения о Крэсборе, но говорить о нем как о вещи… — Джолетта на мгновение замолчала, окинув Верн скептическим взглядом. — Как бы то ни было, я не собираюсь тратить свое время на бесполезные разговоры. Если Дамиан так тебе дорог, будь добра, разбирайся с ним сама. А мне что до него, что до тебя нет никакого дела.
Катрина хотела что-то добавить, но, быстро смекнув, что это ничего не даст, прикусила язык. Так же, как и в случае с Крэсбором, Джолетта видела, что Катрина едва сдерживается от того, чтобы не вцепиться ей в волосы. Снова подумалось: будь она Анной Тьери, Верн бы ничто не остановило.

загрузка…


Обогнув застывшую однокурсницу, Джолетта вошла в аудиторию, где преподаватель уже начал читать лекцию о физических свойствах воды.
В просторном светлом помещении находились десять человек. Они сидели за круглым столом, над которым зависал большой прозрачный шар. В нем перекатывались маленькие пузырьки воздуха, клубился голубоватый туман, а на дне виднелась вода.
— Что скажете? — спросил у присутствующих старший погодник Триальской империи.
— Аномалия, вызванная всплеском магической энергии, — озвучил очевидное его коллега. — Полагаю, в горах случился сильный прорыв, который и повлек за собой бурю.
— От прорывов таких кардинальных перемен в погоде не бывает, — возразил другой и бросил выразительный взгляд на окно, за которым бушевала метель.
Прежде чем ему успели ответить, прямо в центре зала появился портал, из которого в следующее мгновение вышел представитель метеорологического центра Агавийского королевства.
— Господин Тинн, — синхронно приветствовали его здешние маги-погодники, привстав со своих мест.
— Господа, добрый день. — Визитер приблизился и сразу перешел к делу. — Мы получили информацию, что колебания магического фона шли со стороны Триальской империи.
Старший погодник Лоуренс нервно повел плечами.
— Мы пытаемся разобраться, что произошло. Пока ясно лишь то, что всплеск случился в горах Солин. Предполагаем, что всему виной очередной прорыв, который на этот раз был мощнее, чем обычно.
— Господин Лоуренс, — перебил гость, — вы сами не верите в то, о чем говорите. Всплеск не был похож на прорыв темной энергии, и все присутствующие прекрасно это понимают. Вы ведь уже знаете о том, что во всех государствах и в Триальской империи в частности происходят массовые иссушения? — Не дожидаясь ответа, Тинн продолжил: — Вас должны были поставить в известность о том, кто за этим стоит. Сегодняшний всплеск только подтвердил подозрения. Всем нам придется столкнуться с древним существом, желающим прорваться в этот мир.
Все действительно об этом знали, но вплоть до этого момента не были до конца уверены в правильности выводов. После долгого и тщательного анализа службы пришли к выводу, что магическая сила, собранная с помощью иссушений, направляется на возрождение легендарного дракона.
— Буря, вспышка и энергетическая волна вызваны не просто прорывом, а открытием пространства. — Тинн обвел присутствующих пристальным взглядом и добавил: — В настоящий момент дипломаты Агавийского королевства и Триальской империи уже ведут переговоры. Император просил у нашего королевства помощи, и, скорее всего, будет заключен союз. Я же пришел по поручению наших служб. Совместными усилиями мы должны определить день и время, когда случится итоговый всплеск. Иными словами, когда собранная сила достигнет пика и дракон будет готов пробудиться.
До корпуса квинтэссенции проверка добралась к середине дня, когда близился обеденный перерыв. Всех адептов попросили никуда не расходиться и оставаться в аудитории, где у них проходила последняя пара.
Ника с досадой думала о том, каково сейчас лорду Грэму, и справедливо опасалась последствий его встречи с советом магов. Она искренне надеялась, что он будет держать себя в руках и не наживет новых проблем, хотя и сильно в этом сомневалась. Но уже вскоре поняла, что недооценила терпение лорда.
Декан вошел в аудиторию вместе с представителями совета, всем своим видом выражая спокойствие и уравновешенность. Маги делали обход учебного корпуса, посещали пары всех пяти курсов, а после ими был запланирован осмотр общежития. И поскольку комиссии предстояло таким образом проверить всю академию, они должны были задержаться здесь па несколько дней. Об этом адептам рассказал профессор Нордан перед тем, как в аудиторию эмпатии нагрянули члены совета.
Лорд Грэм с непроницаемым выражением лица подошел к преподавательскому столу, сложил руки на груди и молча наблюдал за тем, как маги осматривают помещение. Кабинет эмпатии, в отличие от всего корпуса, был оформлен в ярких тонах. Поскольку этот предмет должен был способствовать раскрытию чувств, здесь присутствовало множество картин и плакатов, олицетворяющих те или иные эмоции. Умеющие рисовать адепты даже создали специальный стенд, где разместили свои работы. В основном это были абстрактные картины, но присутствовали и пейзажи, и даже пара натюрмортов.
Как ни странно, комиссия из совета остановила свое внимание именно на этом стенде, на время забыв о проверке документации. Ника наблюдала за ними и одновременно смотрела на картины, в который раз жалея, что художник из нее бездарный. С косметикой управляться она умела, а вот бумага и краски не давались ни в какую.
— Хорошо, — спустя некоторое время произнес один из магов, оторвавшись от студенческого творчества. — Остальную документацию мы изучим позже в деканате, а осмотр остальных учебных помещений перенесем на завтра. Сейчас, будьте так любезны, проводите нас в общежитие.
Ника едва не скривилась, услышав тон, каким маг обратился к лорду Грэму. Надо отдать декану должное, он ничем не выдал явно посетившее его желание съездить проверяющему по физиономии, кроме как ярко заблестевшими глазами.
— Где сейчас староста общежития? — спросил все тот же маг, сопроводив слова высокомерным взглядом.
Этот вопрос поставил всех в тупик. Место старосты до сих пор пустовало, и никто не спешил его занимать. Все понимали, что такое обстоятельство можно списать на безответственность декана и коменданта, который находится у него в подчинении.
Заметив, что все адепты опустили глаза в стол и тщательно делали вид, что их это не касается, Ника решила взять ответственность на себя.
Она поднялась с места и ровным голосом произнесла:
— Я новая староста пятого общежития.
— Первокурсница? — удивленно переспросил маг.
На этот раз вмешался лорд Грэм:
— А разве это запрещено?
Его интонацией можно было заморозить пекло, и спорить с ним никто не решился.
Вскоре члены совета, декан и Ника вошли в общежитие квинтов, где их тут же встретил элементаль. Почтительно поклонившись, Рик сопроводил их в столовую, которую маги хотели осмотреть в первую очередь. Ника заметила, что при виде коменданта они разом растеряли весь скепсис и косились в его сторону с настороженностью.
Осмотр столовой занял долгое время. Маги что-то записывали, переговаривались между собой и с помощью дара сканировали ауру. Ника понятия не имела, для чего нужны все эти манипуляции, и молча стояла в стороне.
После этого такому же осмотру подверглась библиотека и другие помещения первого этажа. Затем Рик передал Нике ключи от комнат, и они поднялись на жилые этажи.
Ника не совсем понимала, для чего при осмотре требовалось присутствие старосты, если имелся комендант, но спрашивать, естественно, не стала. Она послушно открывала кладовые и подсобки, когда от нее этого требовали, и мысленно недоумевала, для чего комиссии понадобилось смотреть на швабры. Впрочем, объяснялось это все тем же — они сканировали магический фон.
— В каких спальнях живут аристократы? — спросила пожилая женщина после того, как они осмотрели последнюю подсобку.
Не сообразив, к чему она клонит, Ника неуверенно ответила:
— Аристократы и… э-э-э… простые люди живут вместе. У нас нет разделения комнат по социальному статусу.
— Тогда покажи те комнаты, где живут только простолюдины, — велел маг, и до Ники наконец дошло, зачем было нужно ее присутствие.
Они собирались осматривать жилые комнаты! И зная, что дворяне обязательно будут возмущаться, решили выбрать в качестве «жертв» представителей простого сословия. Уму непостижимо! Разве у них есть право без позволения владельца входить в комнаты?
— Начнем с твоей, — тем временем произнес маг, направляясь вперед по коридору.
Ника опешила:
— Но я живу с дочерью герцога…
— Ничего, — не дали ей возразить. — Леди необязательно об этом знать.
Ника перевела взгляд на Грэма и увидела, что его тоже взбесила эта ситуация. Она поняла, что если сейчас попытается спорить с магами, то лорд встанет на ее сторону, и неизвестно, чем это обернется. Поэтому Ника глубоко вздохнула, запихивая эмоции куда подальше, и подчинилась.
Только в тот момент, когда вставила ключ в замочную скважину, она вспомнила о Барсике. По уставу академии, адептам запрещалось держать животных. Казалось бы, такая мелочь, но кто знает, что на уме у комиссии?
Ника нерешительно повернула ключ, и они вошли внутрь. Комната была явно тесна для такого количества народа, но магов это не смущало. Они встали в центре и привычным движением вскинули руки.
Пока маги были заняты сканированием ауры, Ника бегло осматривала комнату и молилась, чтобы бедный кот находился в ванной. Но нет. Рыжая животина с невозмутимым видом развалилась на кресле и с любопытством наблюдала за действиями нежданных гостей.

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16