Возрождение читать онлайн


загрузка...

Каин отмахнулся от этого лепета, схватил ошарашенную Миру под руку и, потащив ее вперед по коридору, заверил:
— Учеба от тебя не убежит! А мы в город не поедем, просто пройдемся по окрестностям академии и освежим в памяти родные достопримечательности!
Они вышли из корпуса и неспешно двинулись вдоль академии, направляясь к полю. Снег к этому времени успел покрыть землю ровным белым полотном, он же лежал на крыше, придавая зданию свежий и немного сказочный вид.
— Любишь зиму? — с интересом спросил Каин, поправляя воротник куртки. Снежинки так и норовили забраться за шиворот.
— Да, это мое любимое время года. — Мира протянула руку, и на ладонь упало несколько белых хлопьев, в следующую секунду обратившихся каплями воды. — Вернее, раньше было любимым. До того, как зима стала сниться мне каждую ночь.
— Ты о видениях, да? — участливо спросил Каин и на ее немой вопрос пояснил: — Ника говорила, что у тебя как-то необычно проявляется дар. Знаешь… — он на секунду замолк, а после хитро ухмыльнулся, — знаешь, что еще она мне рассказывала?
В глазах Миры блеснул интерес.
— Что в мире, откуда она родом, принято поздравлять друг друга с первым снегом. Сказать как?
— Как?
— А вот так! — внезапно Каин сгреб с земли охапку снега и бросил ее в Миру.
Та завизжала, и уже через секунду в рыжика летел ответный снежок. Мира даже не заметила, как они устремились к полю, а их возня превратилась в догонялки. Прорицательница не помнила, когда в последний раз чувствовала себя так свободно и беззаботно. С Каином было легко, он умел развеселить, и в его присутствии она раскрывалась. Рыжик был действительно солнечным, и казалось, что рядом с ним всегда находится лето, способное растопить даже холодную зиму.
Добежав до поля, Мира рухнула в снег и, не переставая смеяться, раскинула руки.
— Вставай, а то заболеешь! — назидательно велел Каин, но уже через несколько мгновений сам повалился рядом с ней. — Вот попадешь в лазарет, поймешь, что это такое! Ты не представляешь, как за последнюю неделю я возненавидел овсянку и куриный бульон!
— Терпеть не могу овсянку, — согласилась Мира, смотря на высокое темно-синее небо, уже тронутое покровом ночи.
Каин приподнялся на локте и, задумчиво глядя на нее, неожиданно произнес:
— Ты красивая.
Мира сделала вид, что не расслышала. Мысленно она порадовалась, что сумерки скрывают ее покрасневшее лицо. Она не воспринимала сказанное всерьез и не верила, что кто-то в самом деле может считать ее красивой. После этих слов на душе внезапно стало тоскливо, и все очарование момента исчезло.
— Я тебя чем-то обидел? — удивился Каин, заметив перемены в ее настроении.
— Конечно нет. — Поднявшись с земли, Мира вымученно улыбнулась. — Все в порядке. Правда.
Она отряхнула одежду от прилипшего снега, подняла брошенную неподалеку сумку и пошла в сторону академии. Вскоре Каин ее нагнал и проводил до общежития.

загрузка…


В этот момент в памяти Миры всплывали картинки безоблачного детства. Тогда у нее был друг, которого сейчас ей сильно напоминал Каин. Такой же веселый и открытый, готовый приободрить в трудную минуту. Он тоже говорил, что она красивая, и в то время Мира верила. Верила вплоть до того момента, пока… Впрочем, об этом лучше не вспоминать.
ГЛАВА 6
— Меня просили передать, что пары по эмпатии у вас сегодня не будет, — сообщило милейшее создание и гений по совместительству. — Профессор Нордан уехал по каким-то срочным делам, так что можете радоваться!
Квинтов не требовалось просить дважды, и аудиторию сотрясло победное «ура!». Магистр Твиль наблюдала за ними с очаровательной улыбкой, а после с такой же очаровательной, по-детски невинной улыбкой добавила:
— И поскольку эмпатия отменяется, вместо нее у вас будет менталистика. Так что активно достаем тетрадки и готовимся записывать!
Адепты замерли в тех же позах, в каких находились, а отмерев, раздосадованно вздохнули. Не успели обрадоваться отмене эмпатии, как вдруг объявляют о замене на менталистику. И ведь еще неизвестно, кто хуже — суровый профессор Нордан или милая магистр Твиль.
— Сегодня будем разбирать тему телепатии, — сообщила магистр, не обратив внимания на всеобщее недовольство. — Раньше мы об этом не говорили, поэтому пара у нас будет сугубо лекционной. Но дискуссии никто не отменял, так что вот вам мой первый вопрос: что вы знаете о телепатии?
Общее представление об этом имели все, даже Ника, но руку поднимать никто не спешил. А все потому, что Миали Твиль просто обожала вести беседы со студентами, и если вдруг кто-то изъявлял желание ответить на ее вопрос, мучила несчастного до самого конца пары.
Не увидев ответной реакции, магистр тяжело вздохнула и понуро поплелась к доске. Встав на невысокий табурет, она стала чертить какую-то схему. Вначале изобразила двух людей, затем провела между ними линию, над которой кривым детским почерком написала заумную формулу. Причем в этой формуле имелась куча непонятных знаков и обозначений, а надпись заняла чуть ли не половину доски.
Отряхнув руки от мела, магистр Твиль ткнула указательным пальчиком на схему и с гордостью объявила:
— Вот это и есть телепатия! Вопросы?
На эту извечную уловку попадаться никто не собирался, и все адепты снова промолчали, зная, что преподавательница в любом случае все объяснит.
Магистр насупилась, обиженно на них покосилась, но уже в следующую минуту радостно продолжила:
— Раз уж вы решили играть в молчанку, открывайте тетради и записывайте! И да, к экзамену нужно выучить эту лекцию наизусть, буду спрашивать у всех, вне зависимости от доставшегося билета!
Всю оставшуюся пару в аудитории был слышен лишь скрежет пишущих ручек, бодрый голос магистра Твиль и жужжание мухи, непонятно как дожившей до поздней осени.
Экзамены стремительно приближались, времени на подготовку оставалось все меньше, а получать «неудовлетворительно» не хотел никто. По правилам академии, два неуда по экзамену равнялись автоматическому отчислению. Такая же математика была применима и к трем проваленным зачетам, так что поводов нервничать у адептов было более чем достаточно. Особенно учитывая то, что спрашивали в академии строго.
Слушать лекцию Нике было интересно. Телепатия являлась способностью передавать мысли на расстоянии. Это была одна из сложнейших областей менталистики, и, чтобы достичь в ней каких-то результатов, требовались постоянные тренировки. Если бы Нику попросили объяснить, что значит телепатия, она бы сравнила ее с высшей математикой. Базу этой науки составляло множество сложных формул и уравнений, без знания которых невозможно было переходить к практике. Именно поэтому первокурсники изучали только теоретическую часть, и лишь с середины второго курса начинались занятия практические.
— Записываем итоговое определение, — сказала магистр, извлекая из кармашка сладкий леденец.
К слову, это действие означало, что лимит строгого преподавателя исчерпан и Миали Твиль входит в фазу «ребенок капризный, обыкновенный».
— Телепатия — это особый раздел менталистики, в свою очередь являющийся областью магии квинтэссенции. Она отвечает за передачу мыслей на расстоянии, величина которого зависит от целенаправленности, силы и потенциала мага, а также наличия или отсутствия сторонних факторов.
После того как Ника записала это определение, она ощутила, что голова вскипела окончательно. Казалось, всего за одну пару на нее вывалили столько информации, сколько она не получала за все одиннадцать классов в школе и два месяца учебы в академии.
Магистр Твиль тем временем уже стирала написанную на доске формулу, при этом громко посасывая клубничный леденец. Когда последняя закорючка исчезла под натиском мокрой тряпки, прозвучал долгожданный звонок. Адепты тут же повскакивали со своих мест и опрометью бросились к двери.
На выходе из аудитории Нику нагнала Эми.
— Не хочешь съездить в научный институт? Мне тут чертежи Дику нужно отвезти. — Она демонстративно поправила висящий на плече тубус, из которого торчали рулоны бумаги. — Кстати, он давно просил передать, чтобы ты к нему зашла.
Ника и сама уже давно хотела наведаться в мастерскую и сейчас с радостью приняла бы это предложение, если бы не одно «но».
— А как же пара по техномагии?
— Мастер Фил отпустил, — с довольным видом сообщила Эми. — Ух и долго же мне пришлось с ним повоевать, чтобы он разрешил подрабатывать у Дика! Они же с ним — пожизненные соперники! И да, я скажу, что ты мне помогала, поэтому и не пришла на техномагию. Так что, идем?
Больше поводов для отказа у Ники не было, и они с Эми отправились в научный институт.
В мастерской все было как всегда — куча нужных (и не очень) вещей, запах железа, бесчисленные модели новых разработок и пышущий энтузиазмом Дик, копошащийся за письменным столом.
— Принесла? — не оборачиваясь, спросил он у Эми. — Давай тащи сюда, будем с тобой расчеты проводить. Вот до сих пор не понимаю, как ты, мелкая девчонка, умеешь так хорошо все подсчитывать!
Ника подошла к мастеру и улыбнулась.
— Разве же я вам плохого помощника порекомендую?
Заметив гостью, Дик моментально переменился в лице, оторвался от бумаг, резво подскочил с места и бросился к ней.
— Ника, дорогая моя! Как же долго мы не виделись!
— Всего несколько недель, — поправила та.
— Целых несколько недель! — громко воскликнул мастер и выразительно взмахнул рукой, задев при этом стакан с карандашами.
Велев Эми их собрать, Дик усадил Нику на стул и принялся вещать о своих новых достижениях. Ситуация повторялась из раза в раз — мастер рассказывал, задавал вопросы, а Ника слушала и отвечала.
Как оказалось, за прошедшее время Дик сумел сильно продвинуться в разработках «самолета», в чем была значительная заслуга Эми. Она помогала ему с расчетами и вычислениями, вместе с ним ставила эксперименты и вообще умудрилась стать такой же хозяйкой мастерской, как и сам мастер. Эми чувствовала себя здесь как дома, знала, что где стоит и даже какой из множества чаев предпочитает ее непосредственный начальник. С Диком они часто вступали в перепалку, переругивались, но в итоге срабатывала древняя пословица, и в споре рождалась истина.
Вскоре мастер сообщил Нике, что хочет кое-что ей показать. Ника была заинтригована и с интересом прошла следом за ним в ту часть комнаты, где стояли пробные образцы различных устройств. Каково же было ее удивление, когда среди множества разномастных конструкций она обнаружила свой телефон. Правда, от прежней модели остались только название и фирменный черный корпус, а вот все остальное… это просто не поддавалось никаким описаниям. Мобильник был напичкан разнокалиберными шестеренками, шурупчиками и колесиками. Дисплей горел знакомым фиолетовым свечением, а сбоку из телефона торчала забавная антенна, увешанная непонятного назначения металлическими кубиками.
— Это же целое открытие! — с восторгом и отеческой любовью рассматривая свое детище, воскликнул мастер. — Просто новое слово в науке! Ты представляешь, что будет, если я доведу эту штуковину до ума? Она перевернет весь наш мир!
Ника засмеялась:
— Может, вы объясните, что именно изобрели?
— А? — снова не понял мастер. — А, ну да! Еще не знаю, как назову это устройство, но его назначением будет помогать людям связываться между собой на небольших расстояниях.
— Вроде телепатии? — блеснула Ника только что полученными знаниями.
— Да-да, — подтвердил Дик, приглаживая усы. — Телепатия в симбиозе с механикой дает просто поразительные результаты! Этот прибор будет очень похож на свой прототип. Только

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16