Тайяна. Влюбиться в небо читать онлайн


загрузка...

У нее будет естественный забор, из жгучего и колючего. И если кто-то думает, что это не преграда – очень зря. Главное, чтобы растения поняли, что нархи-ро от них нужно.
А они поймут, обязательно поймут.
Одного дня, шести служанок с ведрами и щетками и громадного количества едкого щелока хватило, чтобы отчистить домик до блеска. А на следующий день Яна взяла вещи и переехала окончательно.
И принялась закупаться для праздничного обеда или ужина.
– Лойрио, к вам лайри Риккэр.
Ланист даже чуть удивился. По его представлениям, нархи-ро стоило бы помариновать еще денька два. Неужели соскучилась?
Ан нет.
Стоящая внизу Яна ничем не напоминала грустную и тоскливую. Скука? Кажется, она и слова-то такого не вспоминала.
– Ланист, я рада тебя видеть!
– Яна, ты словно солнышко озаряешь мой дом своим присутствием!
– Льстец, – нархи-ро улыбнулась.
В теории она знала все эти приемы, но так то – в теории! А на практике, столкнувшись с опытным ловеласом, – многие ли вспомнят про осторожность?
– У меня новоселье, ты приглашен на ужин.
– Новоселье?
– Ну да! Рошер нашел дом, так что я переехала. Завтра вечером жду.
– А куда?
Выслушав объяснения, Ланист даже чуть повеселел. Намного удобнее, когда у женщины своя территория и на ней не водятся непрошеные советчики! А Аэлена Авельен к таким и относилась – с его точки зрения. И кстати – что он такого предложил-то?
Да ничего, просто прогуляться по саду! Может, и не позарился бы, но ведь художница, и известная… Ну и решил добавить бусину в свое ожерелье. А эта грубиянка мало того, что посмотрела как солдат на вошь, так еще и фыркнула. Она, мол, не пьет из источника, в котором каждая вторая девка умыться не брезгует.
Тоже мне, нашлась королева!
Ланист усилием воли задавил не слишком приятные мысли. Бывают ведь идиотки, отказываются от собственного счастья! И улыбнулся Яне:
– Разумеется, я буду.
Стоит ли говорить, что ужин удался на славу?
Приглашенные – Гарт, Рошер, Ланист, Славерус с женой и даже заглянувшие на огонек соседи – были накормлены, напоены и выставлены по домам, хотя Ланист и предлагал остаться. Мало ли…
Но Яна отказалась.
Эта ночь принадлежала только ей.
Первая ночь под крышей ее нового дома.
Если бы кто увидел – точно пошли бы слухи о чернокнижниках. Но никто не смотрел. А Яна уже за полночь разожгла огонь в камине. Языки пламени танцевали перед глазами нархи-ро, но видела она другое. Видела она Храм и две статуи, выполненные из белого и черного камня. Богов, которые снисходят до глупых своих детей, и все понимающую улыбку женщины.
– Ш’аари, ш’аалесс…
Их имен Яна так и не знает, но лица встают перед ней словно живые, и она понимает – ее услышат. Извлеченный из-за пояса нож легко вспарывает кожу, в огонь камина льется кровь девушки. Языки пламени жадно потрескивают, хватая добычу и на долю секунды окрашиваясь в алый цвет.

загрузка…


– Спасибо вам, что пригрели, что помогли… Благодаря вам сейчас живут несколько хороших людей. И я обязана вам своей жизнью, которая, кажется, начинает… налаживаться? Нет, не так. Сейчас моя жизнь становится правильной, настоящей, какой и должна была… Спасибо!
Там, у камина, Яна долго сидит, глядя в огонь, вслушиваясь в звуки, запахи, шорохи своего нового дома, но потом засыпает там же, сворачиваясь клубочком на медвежьей шкуре и подложив под голову локоть. Ааша приходит и вытягивается рядом с бестолковой хозяйкой. Огонь прогорит и погаснет, но вместе они не замерзнут.
И Яне снится тот Храм. Снятся боги. Мужчина и женщина улыбаются, поднимая руки в благословляющем жесте. Откуда-то Яна знает – им это пришлось по душе. То, что она не стала ждать год, то, что искренне благодарна…
А зла от них не будет.
Ни ей, ни другим нархи-ро, ни даже людям. Им просто хочется жить.
Стоит ли говорить, что утром на руке нархи-ро и шрама не осталось? Забытые боги умеют быть благодарными.
Проблемы и неприятности начались на следующее утро.
– Уберите собаку!!!
Визг был таким истошным и дурным, что Яна только головой помотала. И даже не подумала, что это – про Аашу.
Ну какая же она собака? Во-первых, волк. Во-вторых, Ааша первая никогда не проявляла агрессии. И зачем так орать – непонятно.
Но визг повторился, так что Яне пришлось оторваться от грядки и пройти хотя бы посмотреть. Мало ли…
Ааша действительно не проявляла агрессии. Она просто стояла и улыбалась. И стояла, облокотившись передними лапами на калитку, которая угрожающе потрескивала. А вопил совершенно незнакомый Яне тип. Среднего роста, худой, подлысоватый, с лицом записного сутяги-склочника и явной болезнью печени. А иначе с чего у него такая кожа желтая? Ансамбль удачно дополнялся полуседыми волосами и длинным носом.
– Уберите… это!!!
– «Это» – что?
Яна убедилась, что странный тип имеет в виду Аашу, но «убирать» волчицу не спешила. Вот еще!
– Вот это! – Тип тыкал пальцем в сторону волчицы. – Что эта тварь делает в моем доме?!
Яна прищурилась. Кажется, она поняла, с кем имеет дело.
– Тенсор Атион?
– Я… да! – На миг мужчина смутился и тут же перешел в наступление: – А вы кто такая?!
– А я – лайри Риккэр. Новая владелица этого дома.
– Что?!
– Славерус Атион подарил мне это жилье. Точнее, свою долю. Вашу я выкуплю. Сколько вы за нее хотите?
Мужчина вдруг успокоился. Да уж, великое волшебное заклинание – деньги!
Стоит только произнести волшебное слово – и умные глупеют, склочные смирнеют, а слабые крепчают духом.
– Пригласите меня в дом, лайри, и побеседуем.
Яна подумала.
Одна бы побоялась. Но с Аашей?
Этот тип волчице на один зуб. Если не побрезгует.
Что ж, не стоит развлекать новых соседей зрелищем торга.
– Проходите, сар.
Ааша послушно освободила калитку, и мужчина вступил на территорию с видом короля в изгнании. Ткнул в волчицу пальцем, малым его не лишившись: на пол-локтя поближе, и Ааша отхватила бы ему кисть. Хамства волчица не терпела.
– Это ваша собака?
– Это мое дело, – поставила наглеца на место Яна. – Итак?
– В дом не пригласите?
– Не приглашу. В саду побеседуем. Здесь столик есть, скамеечки…
Гарт расстарался. По его приказу слуги притащили откуда-то кованый столик и к нему – шесть стульев, подарок на новоселье. Яна тут же решила, что вырастит вокруг них беседку. Посадит виноград, пару яблонь для опор – и через пару лет все будет готово.
Тенсор развалился на одном из стульев и, прищурившись, уставился на Яну. Но если он хотел смутить нархи-ро – зря. Бесполезно. Яна была абсолютно спокойна. И молчала, ероша густую шерсть волчицы, пока Тенсор не сдался и не заговорил первым:
– Вы, милая лайри, человек здесь чужой…
Яна поморщилась. Так по-разному это обращение звучало в устах Славеруса и Тенсора, что становилось неприятно. Славерус произносил слова с высоты возраста, с легкой иронией, но в то же время и уважительно. А Тенсор… Как-то у него получалось маслено-издевательски. Яна и сама не могла объяснить, почему так, но было неприятно.
А может, если бы они встретились в другой обстановке или Яна не знала о нем того, что рассказал Славерус… Отнеслась бы она более доброжелательно к этому человеку? Возможно ли такое?
Яна не знала. Богам виднее. Пока же Тенсор вызывал только неприязнь.
Не дождавшись реакции, Тенсор вздохнул и продолжил. Выходило так, что Яна явилась Четырехликий весть откуда, втерлась в доверие к выжившему из ума старику, лишила Тенсора родового гнезда, а ведь он тут каждую досточку, каждую щепочку все сам прилаживал, своими руками.
А она, бессовестная…
Угрызения совести и верно боялись Ааши, а потому не подступали слишком близко. Тенсор говорил и говорил, укоряя, вздыхая и трагически возводя глаза к небу.
С его слов история выходила совсем иной.
Он был совсем малышом, когда его мать по уши влюбилась. И сказала сыну, что тот временно поживет у бабушки, мол, ее новый муж против ребенка. Но потом она обязательно заберет сына домой.
Уж лучше бы не забирала.
Славерус оказался отвратительным человеком.
Он пил, бил Тенсора и его несчастную мать, ничего не приносил в дом… Стоит ли удивляться, что пасынок не испытывал любви к отчиму? Чтобы не видеть этого кошмара, Тенсор начал убегать из дома, по глупости связался с дурной компанией…
Правда, сейчас взялся за ум. Работает палубным матросом на судне, они ходят вдоль побережья, на жизнь хватает. Но этот дом – он же принадлежал его матери!
– Да разве? – искренне удивилась Яна.
Ааша под рукой нархи-ро пофыркивала, давая понять, что не верит как минимум половине речи. Но Тенсор в волчьих интонациях не разбирался.
– Это, милая лайри, семейное, можно сказать, родовое гнездо.
– Для родового оно слишком молодо, – отрезала Яна. – К чему вы клоните?
– Я готов выкупить у вас этот дом.
Яна фыркнула:
– И за сколько же?
– Я надеюсь, лайри, вы не заломите громадной суммы?
– Не заломлю. Условие, которое поставил мне сар Атион, гласит, что я не могу ни продать, ни подарить этот дом. Особенно вашей семье.
Тенсор скрипнул зубами.
– Но это мой дом! Я тут родился, вырос…
– Да разве? А сар Атион рассказывал иначе.

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21