Тайяна. Влюбиться в небо читать онлайн


загрузка...

Ладно, сейчас она войдет в дом и разберется с этой нахалкой. И Валайра решительно положила руку на столбик калитки.
Через несерьезную решетку на нее взглянули зеленые волчьи глаза.
– Р-ры? – вежливо поинтересовалась Ааша.
Рука мгновенно отдернулась.
– Волк!!!
– Да нет, Вали, это собака такая, – возразил кто-то из соседей.
«Собака» за калиткой прогнулась, потянулась и оскалила зубы. С собачьими ее роднил только ошейник с бантиком.
Розовым.
На волке!
– Да волк это! – взвизгнула Валайра. – Волк!!! Его убить надо!
Ааша посмотрела оч-чень многообещающе. Так, что Валайра аж попятилась. И повернулась к соседям, ища взглядом знакомые лица. Ага, а вот и…
– Сар Турмис! Как я рада вас видеть!
– Вспомнила-таки старика, Вали?
– Да разве ж вы старик? Прибедняетесь, сар…
Валайра не напрасно выбрала самого паскудного сплетника на всей улице. Через два часа она будет знать все, что можно, об этой мерзкой нархи-ро. А через два дня сар всех настроит против захватчицы.
Ну а то, что ее потискают в процессе за коленки…
Переживет.
Не в первый раз.
Рошер явился, когда представление уже закончилось. Яна как раз высаживала цветы. Для разнообразия – в доме. Горшки нашла в кладовой и решила использовать под вьющиеся растения. Когда по стенам поползут зеленые лианы, жить здесь станет намного уютнее.
– Яна, ты дома?
– А где мне быть?
– Аэлена вернулась.
– Отлично! Я завтра в гости зайду! Обязательно! Ей все удалось?
– Да.
– Ладно, мы еще сами посплетничаем, по-женски, – решила Яна. – Так как? У нас все в силе? Идем к Эренам?
– А зачем я пришел? Тебе собираться долго?
Яна прикинула…
– Минут десять подождешь?
– Вполне. Только одевайся как-нибудь траурно, ага? Все-таки у людей горе…
Яна кивнула и полезла в шкаф. И как так получилось, что за время жизни среди людей она обросла одеждой?
Но тем не менее…
Было у нее и подходящее платье. Темно-синее, очень простенькое, очень скромное, очень дорогое. У Аэлены в него после родов грудь не помещалась, а Яне можно бы и вату подложить.
Платье, накидка, волосы причесать и вновь заплести в косу, Ааше повязать здоровущий синий бант…
Волчица на это только фыркала, но соглашалась, что люди смотрят на внешность. Волков с бантиками не бывает – значит, это собака. А раз собака, то безобидная.
Ладно уж, ради хозяйки потерпит.
Рошер окинул нархи-ро одобрительным взглядом. Хмыкнул, увидев, что ленты в волосах Яны и на ошейнике волчицы – одного цвета.
– Специально?
– Что именно?
Светского воспитания у Яны на троих бы хватило.
– Кстати, мне тут уже насплетничали, что тебя ужасно оскорбили…
– Правда? Это хорошо. Вы, люди, почему-то очень сочувствуете жертвам…
– А нархи-ро? – Рошер галантно предложил локоть.
– А мы сначала разбираемся. Может, жертва там три раза беды заслужила.
– А если нет?
– И тогда не сочувствуем. Исправляем, так-то. Сочувствие – что? Слова, и только. А вот ты делом помоги!

загрузка…


– Странные вы, нархи-ро. Иногда ведь и слово лечит.
– Странные вы, люди. Добрым словом и делом ведь большего добиться можно, чем просто словами?
Так, за легкой пикировкой друзья и добрались до дома градоправителя. И…
Яна только присвистнула, да и Рошер покачал головой.
Паломничество?
Да, подходящее слово. Люди то входили, то выходили, все в траурных платьях, женщины прижимают к глазам платочки, мужчины сдержанно суровы, и у всех, вот у всех до единого в глазах – тщательно скрываемое злорадство. Рошер, может, и не замечал, а Яну просто обжигало. Видно же…
Неужели никто не сочувствовал девчонке, которую вот так убили?! Никто-никто? Кошмар какой! Жестокие люди существа… Или Синта всем успела так насолить?
Ладно, разберемся.
И Яна под руку с Рошером перешагнула порог дома лойрио Эрена.
Внутри было «цветочно». Настолько, что Яна даже замерла на миг, стараясь справиться с резким ударом по обонянию. Ужас какой-то! Ни вдохнуть, ни выдохнуть… Зачем, зачем люди губят столько цветов? Мертвому ведь уже безразлично?
Гроб с телом девушки был просто усыпан ими. Розы самых разных оттенков, колокольчики, маки, гортензии… Всех сразу Яна даже и не видела, но очень много. И еще несли.
– Интересно, сколько тут цветов от души?
Рошер думал о том же, что и она.
Яна пожала плечами:
– Вряд ли хоть что-то. Поищем лойрио Эрена?
– Давай.
Лойрио обнаружился в гостиной, где вместе с семьей принимал соболезнования. Его жена, полнотелая блондинка лет сорока на вид, а значит, даже и поболее по возрасту, удивительно похожая на Синту, находилась почти в прострации.
А ведь она любила дочь, – пронеслось у Яны. – Любую, какой бы бестолковой та ни была – любила. Но почему никогда не говорила ей об этом? Почему позволяла девчонке такое? Да даже и выдрала бы ее пару раз – все полезнее было бы, чем на самотек… Почему? Странные люди…
Заплаканные глаза, опухшее лицо, небрежная прическа – нарочитости в матери Синты не было ни на медяк. Ей всерьез было плохо.
Вот сын производил совсем другое впечатление. Для него это – протокольное мероприятие, сразу видно. Если и горюет – то очень в глубине души, так, что не докопаешься.
Сам Эрен – бледен и серьезен.
– Может, с сына и начать? – шепнула нархи-ро.
Рошер подумал пару минут.
– А давай. Сейчас как раз папаша может ему приказать, он с нами и побеседует. И Ааша рядом, соврать не даст.
– Именно.
Рошер подошел в череде остальных, протянул руку для пожатия. Яна сделала полупоклон – ну, как получилось.
– Наши соболезнования, лойрио. Вы помните, мы с вами говорили?
– Да.
Эрен помнил. Еще бы не помнить…
– Так все в силе?
– Да. Приступайте.
– Вы позволите побеседовать с вашим сыном, лойрио?
– И с сыном, и с женой, – кивнул градоправитель. – Керт!
– Да, отец?
– Сатро Вайст и лайри Риккэр хотят с тобой побеседовать. А я прошу отвечать на их вопросы без утайки.
– Как скажете, отец.
Полупоклон получился очень почтительным, но… Яне не понравилось. Мальчишка отнесся к просьбе отца как к очередной придури, вот и все. Может, и побеседует, но сначала попытается потрепать нервы и самоутвердиться.
Яна принялась в упор разглядывать Керта Эрена. Хорош, ничего не скажешь. Оба ребенка лойрио удались в мать, оба достаточно высокие, светловолосые, с резко очерченными скулами и высокими лбами, у обоих короткие прямые носы. Разница начиналась с губ.
У Синты они были полные, яркие даже в смерти, свидетельствующие о страстности натуры.
Узкие и крепко сжатые губы Керта говорили о холодной рассудочности. Но это и неплохо – здесь и сейчас, разве нет?
– Где будем беседовать, лайри?
Керт нагло улыбался. Рошера он словно и не замечал.
– Проводите нас в комнату Синты? – спокойно предложил Рошер. – Там и поговорим.
Голубые глаза блеснули гневом.
– А не слишком ли многого вы хотите, сатро?
– А вы спросите у отца, чего хочет он, – усмехнулась Яна.
Но вообще – Рошер правильно придумал. Надо бы осмотреть комнату девушки, а с волчьим нюхом это намного проще и быстрее.
Спрашивать Керт не стал, просто поджал губы до полного их исчезновения и направился в глубь дома. Подняться по лестнице, повернуть направо – и вот она, дверь. А за ней – комната Синты. Яна тут же принялась оглядываться.
Да, видно, что это комната девушки. Рюши, оборки, приятный розовый тон – не тот дико розовый, цвета бешеного поросенка, который обожают некоторые, а скорее увядшей розы, очень элегантный. Но на фоне этого цвета любое лицо покажется свежим. Удачно сочетается с кремовым, золотистым и белым… По громадной кровати под балдахином разбросаны подушки.
– Ааша, ищи, – шепнула Яна.
Что искать? Она и сама не знала. То, что покажется странным волчьему нюху. Тайник, чужую вещь, все… неправильное. Они с Рошером тоже посмотрят, но это – потом, потом. А пока…
– Лойрио Керт, ваш отец не сообщил, кто мы такие, – начал Рошер, присаживаясь на кровать.
– И кто же вы такие? – Высокомерием в голосе сопляка можно было сковородку вместо масла смазывать – надолго хватит.

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21