Тайяна. Влюбиться в небо читать онлайн


загрузка...

На последней мысли его руки сжались в кулаки.
Надо ли?! Еще как надо! Ты мне, мерзавка, ответишь за все, в том числе и за шуточки про оргию! Вот!
Ну, оргия не оргия, а бордель в картине мира присутствовал. Яна сидела напротив каны Ш’аальзеи и попивала из крохотной фарфоровой чашечки вкуснейший ланти. Умели его здесь делать…
– Думаю, еще от пары-тройки выступлений не откажешься?
Женщины давно перешли на непринужденный стиль общения. Яна признавала за Ш’аальзеей ум и опыт, Ш’аальзея за нархи-ро – ум и желание узнать что-то новое. Этого вполне хватало для уважения, а раз так – ни к чему лишние реверансы. Только время зря терять.
– Конечно, нет. Особенно если они достойно оплачены.
– Когда это я тебя обманывала с деньгами? – неискренне оскорбилась Ш’аальзея. Яна подарила женщине улыбку:
– Никогда. И впредь, думаю, не будешь.
– Ты все равно здесь столько не проработаешь, чтобы это стало выгодным.
– Обманывать меня?
– Ну да.
– А не проработаю почему?
– Или замуж выйдешь… Нет, нечего тут губы кривить. Выйдешь, куда ты денешься?
– От одной свадьбы уже делась.
– Так то ж с нелюбимым да неумным, полагаю?
Предположение было идеально правильным. Яна кое-что рассказывала о себе, а Ш’аальзея была достаточно умна, чтобы составить из обрывков целостную картину.
– Верно.
– Вот. А найдешь кого достойного – а ты найдешь, не для любовниц создана и не для случайных связей, уж я-то насмотрелась, – запретит тебе муж сюда бегать, сама понимаешь.
– Даже посидеть за чашечкой ланти?
– А это уж как себя поставишь. Но, думаю, работать у меня перестанешь. Так вот – или замуж выйдешь, или уедешь куда, когда тебе тут наскучит.
– Пока не наскучило.
– Хорошо. Но кто знает, что дальше случится?
– Наверное, что-нибудь интересное… Кстати, у градоправителя дочь убили.
– Синту?
– Да…
– Допрыгалась, сучка.
Яна только глазами хлопнула:
– Что ж она такого сделала – для подобного отзыва?
Ш’аальзея только фыркнула в ответ:
– Ты лучше спроси – чего она не делала? Ты ведь о ней расспросить хотела, верно?
– Верно. А расскажешь?
– Расскажу. Синту Эрен знаю уж лет шесть, она начала ра-ано…
Рассказ Ш’аальзеи был не особенно длинным, но весьма любопытным для нархи-ро. Яна слушала с искренним интересом. Столько она бы ни от кого не узнала, да еще в таких подробностях.
Бунтовать против родительского диктата девчонка начала мало не в четырнадцать. На свой лад, конечно. Сначала явилась к Ш’аальзее и предложила у нее поработать. Можно – за чисто символическую плату. Не ради денег, ради самого процесса. Ну и родителям насолить.
Ш’аальзея таких идей не поняла. Жить хотелось, знаете ли. У нее тут дело, доходный дом, а она поставит все под удар из-за прихоти соплюшки?
Ох, не смешно!
Синта была выдворена за порог быстро и жестко. К лойрио Эрену гонец не полетел просто потому, что дурой Ш’аальзея отродясь не была. Кто б ей поверил в тот момент?

загрузка…


Вот когда спустя месяц лойрио Эрен получил на руки свою дочурку в непотребном виде из портового борделя… Бордель сгорел, хозяин куда-то исчез (дураков не жалко), а Синта пустилась во все тяжкие. Переспала с половиной города, не брезговала моряками, подхватывала и лечила дурные болезни, не особо скрывая свое хобби… Лойрио Эрен рвал на себе волосы, но… запретить всем и сразу не получится, а как-то оградить девчонку…
Ш’аальзея могла бы помочь, благо и знала, и имела навыки, но ее не спрашивали, а она сама – не предлагала. Вот еще не хватало – лезть в дела высокородных.
И, разумеется, Синта вытворяла все не просто так. Чтобы насолить отцу, матери, брату, она бы лишайного ежа с колючками слопала, не особо задумываясь. Только вот кишка у нее была тонка.
Пакостить по мелочи – да. Это как раз в ее стиле. А вот нечто серьезное… Нет, она бы не потянула. Глуповата, взгальновата, истерична…
– А могла влезть во что-то серьезное?
– По глупости – могла.
Яна кивнула. Ну да. Вот и ключевое слово – по глупости. А что делают с дураками в серьезных делах? А вот то. Убирают из дела. Быстро и решительно.
– А о ее делах в последнее время ничего не слышно?
– Слышала. Вроде она с каким-то къянти свела знакомство – и тот чуть ли не некромант.
– Къянти? Быть не может! – искренне возмутилась Яна.
– Да неужели? А что у нархи-ро знают про некромантов?
Яна пожала плечами и кратко изложила, что знала о темных. Раса, привычки, склонность к некромантии – врожденная. У людей ее попросту нет, разве что баловаться будут…
– Вот уж не знаю, баловство там или что еще, а слухи ходят. Сама понимаешь…
– Слухи не убивают.
– А это как сказать. Знаешь историю про великого волшебника с севера?
Яна вскинула брови:
– Может, знаю, а может, и нет… Расскажешь?
– Расскажу. Жил-был город. И жил в нем великий темный колдун. Если он хотел убить человека, клал на порог дохлую змею – и на третий день человек умирал в страшных мучениях. И управы на злодея не было, все боялись. А потом приехал человек с севера. Высокий, бледнокожий – и воин к тому же. И первое, что сделал – не уступил дорогу колдуну, да еще и отматерил его черными словами. Разгневался колдун и положил ему змею на порог. Выкинул ее приезжий и живет дальше. И вторую змею выкинул, и третью, и десятую… Тут-то и поняли, что это – Великий Волшебник. Пошли люди к нему на поклон, умолять, чтобы он их от колдуна спас.
– И спас? – Яна уже ухмылялась во весь рот, предвкушая окончание истории. Было у Ш’аальзеи такое – нравились ей забавные сказочки на все темы, только вот мало с кем она могла поделиться.
– А то как же? Пошел к колдуну, излупил чем под руку попало и из города пинками выгнал. Да еще приговаривал: ты мне, такой-сякой, все крыльцо своими дохлыми змеюками загадил, я их закапывать замучился!
Так вот и вышло – не колдовство убивало, а страх. А уж чем его подкреплять – дохлыми ли змеями, живыми ли наемниками…
Яна понятливо кивнула:
– Попомню.
Идея ясна. То ли некромант, то ли нет, а человек опасный.
– А где можно найти этого неизвестного?
– Знать бы. Название корабля я как-то не уточняла, ни к чему было. Если узнаю – скажу. А вообще, в последнее время ее в одном кабаке частенько видывали.
– В каком?
– «Ражий медведь». Или «Рыжий медведь»? Не помню точно, но там попробуй расспросить.
– Спасибо, кана.
– Сплетни собирать – ума не надобно, – отмахнулась Ш’аальзея, давая понять, что Яна ей ничего не должна. Невелик труд – пару историй пересказать.
Впрочем, Яна все равно положила себе при случае отблагодарить ее.
Медведь, говорите?
А у нас волк есть. И не хуже вашего… рыже-ражего.
Рошер тем временем гулял по городу.
Да, и такое тоже бывает. Идешь по улицам, разглядываешь дома, любуешься облачками на небе или там – плитками на мостовой… Хорошо! И на душе спокойно.
Кто-то возразит: да мы по этому городу каждый день ходим!
Ходите. А видите ли его?
Видите его красоту, строгое и спокойное достоинство, изящную сдержанность одних домов и крикливую пышность других? Знаете, о чем могут поведать их камни, задумывались, какие трагедии происходят за их стенами?
Вряд ли.
Иногда люди ужасно невнимательны. Они мчатся туда, сюда, потом еще куда-то – и когда оглядываются, оказывается, что, кроме бешеного бега в жизни, и вспомнить-то нечего. И, осознав эту истину, Рошер пообещал себе, что с ним такого не случится.
Просто медленно пройтись по городу, подмечая и цветы в палисаднике, и рисунок на ставнях, и веселую улыбку девушки за забором… Приятно!
– Рош!
– О, Гарт?! Приветствую высокородного лойрио…
– А в глаз? – непринужденно осведомился «лойрио».
– Если попросишь – так и быть, для друга не жалко, – улыбнулся Рошер. – Как, вернулись твои?
– Вчера приехали. Аэлена довольна.
– Аира теперь трайши?
– Почти. Сама она не трайши, но титул перейдет ее первому ребенку мужского пола. Или второго. Король тоже не дурак подшутить – сказал, пусть передает титул тому, кто рисовать будет. Раз уж у Вильтена такой дар в роду.
Рошер фыркнул:
– А остальное?
– Имущество? В управление Аэлене до совершеннолетия дочери. Потом пусть сама распоряжается.
– Лин счастлив?
– Не то слово. Ему и в дело деньги бы не помешали, но уж больно источник… своеобразный.
– Зря мается. У Вильтена с Аэлой ведь ничего не было…
– Да он и сам понимает. Но достойно ли?
– Это уж он пусть сам решает. А с Диолатом что?
– Горе горькое. Представляешь – лишился свет нашего трайши.
– Ай-ай-ай, – так же горестно закивал Рошер. – И как же это случилось? Приступ сенной лихорадки?
– Почти. Тяжелое падение с лестницы. Говорят, вниз летел, за перила цеплялся, вот и…
Печали в голосе мужчин хватило бы аккурат чайной ложечкой зачерпнуть.

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21