Порабощенные читать онлайн


загрузка...

– Пока, Соня, до завтра! – кричала мне моя одногруппница по имени Слава, махая рукой. Я помахала ей в ответ, дружественно улыбнувшись во весь рот. Теперь можно поехать домой, взять доску и покататься в каком-нибудь скейт-парке, чтобы отвести дух и расслабиться после учебы. Ох, скоро еще эта сессия! Нужно и к ней успеть подготовиться. Пора бы уже потихоньку браться за учебники и конспекты. Мои мысли прервал низкий грубый голос.

– Пытаешься вернуться к нормальной жизни всего за один день? – Я обернулась и обомлела от шока. Передо мной стоял он, мой баггейн. Я вскрикнула и отпрыгнула от него на метр, как ошпаренная.

– Прочь! – воскликнула я, хватаясь одной рукой за амулет. Он выглядел в точности так же, как и вчера у дома прабабушки. Только на этот раз на нем была чистая одежда, хоть и заметно поношенная, да и сам мужчина выглядел как-то опрятнее. Руки он держал в карманах своей косухи – скрывал когти.

– Ха-ха-ха! – он громко и заливисто рассмеялся, обнажая клыки и запрокидывая голову назад. Я поморщилась от отвращения и страха. Затем баггейн вернулся в прежнее спокойное состояние, неприятно хрустнув шеей в обе стороны.

– Что тебе нужно от меня? – прошипела я.

– Сама знаешь, чего я хочу, – какой-то простецкой интонацией ответил он, будто бы брал взаймы у меня обыкновенный диск или книгу.

– И что же мне теперь? Снять амулет и попрыгать весело к тебе в пещерку, чтобы ты меня там разделал, как поросенка? – усмехнулась язвительно я. Амулет придавал мне уверенности в себе. К тому же вокруг было полно студентов. Он не мог ничего сделать мне здесь.

– Ну, я, конечно, немного не так себе это представлял, но если ты хочешь, я могу проявить этикет за ужином в качестве твоего последнего желания, – поддержал мою иронию мужчина. Оказывается, он не такой примитивный, как я себе это представляла.

– Ну уж нет, спасибо. Вынуждена отклонить твое предложение касательно романтического ужина при свечах в пещере. Адьес, троглодитос! – я развернулась, демонстративно помахав ему ручкой, но тот и с места не сдвинулся, продолжая лукаво улыбаться и буравить меня каким-то заговорщическим взглядом типичного злыдня.

– Значит, и с подругой ты увидеться не хочешь, София? – я резко затормозила, и до меня дошло, к чему тот клонит.

– Что ты сказал, придурок? – яростно метнула я в него молнии из глаз. – Сожрал ее, так прояви хоть уважение и промолчи, долбаный ты каннибал. Или баггейны, как я себе это и представляла, совсем пещерно-первобытные создания?!

Казалось, мои злость и дерзость только забавляют этого упыря. Он не отвечал агрессией на мою неистовость, хотя мама предупреждала меня, что они весьма несдержанны и не привыкли проявлять манеры.

– Ты не о том подумала, – улыбнулся он по-кошачьи. – Она жива.

– Что?! – тут внутри меня все перемешалось, и я не знала, как реагировать на это. Одновременно и радость, и испуг пронзили все мое существо, и я хотела только одного – вновь увидеть Диану.

загрузка…

– Ты лжешь! – решила проверить я его. – Почем мне знать, что ты говоришь правду?!

Баггейн беспечно пожал плечами.

– Я не собираюсь ничего тебе доказывать. Я лишь предоставляю тебе выбор: ты снимаешь свою побрякушку и самолично приходишь ко мне или сегодня я отужинаю твоей подружкой. В конце концов, я не могу вечно держать ее на привязи, а питаться мертвечиной – это не совсем полезно для меня: все равно что полуфабрикат съесть, а я слежу за своим здоровьем, как-никак, – легкомысленно рассуждал мой убийца на ровной интонации.

Меня поражала та беззаботность, с которой он говорил о таких омерзительных вещах. От шока я даже выпучила глаза и тупо уставилась на этого дикаря.

– Ну так что? – обнажил он часть клыков. – Ты придешь?

Меня снова охватила паника, я не знала, что делать. И вновь его эта элементарная интонация сбивала меня с толку. Складывалось ощущение, что он приглашает меня на повседневные дружеские посиделки, а не на «пир во время чумы».

– Заранее предупреждаю: придешь с мамочкой-ведьмой или прабабкой-ведьмой – кто там у вас в семье еще не уродился, я незамедлительно вырежу печень твоей подруженции голыми руками. Люблю начинать с печени – самое вкусное, – хищно оскалился тот.

Я сглотнула. Так что же мне решить? С одной стороны, я не могла предать и отправить лучшую подругу на съедение этому чудищу, но, с другой он мог мне и врать. Ведь я видела кровь у себя на стене, значит, Диана была, как минимум, ранена, а это уже серьезный повод не доверять ему. Тогда я решила поступить хитрее и проверить его. Он ведь, может, не знает, что я видела кровь, несмотря на то что я ее и вытирала. Все-таки ночью мало чего там видно.

– Она цела? – спросила я, словно ничего не подозреваю.

– Не совсем, – честно признался тот без утаек, хитро глянув на меня. – Я немного покусал ее, так как перепутал с тобой, но в целом она в норме. Только напугана очень сильно. Так что тебе лучше поспешить. Но ты и сама знаешь. Видела и даже успела замыть кровь своей подруженции.

«Черт, черт, черт!!!» – просто орала я про себя. И зачем я только полезла убирать эти следы?! Теперь точно придется рисковать.

На первый взгляд мне показалось, что этот монстр говорит правду, по крайней мере, я хотела в это верить, так как у меня появлялась иллюзорная надежда. Диана, возможно, еще жива. Я подозрительно оглядела его и решила выяснить все до конца, чтобы в дальнейшем могла точно знать, какие действия мне предпринимать насчет этого существа.

– Что значит: перепутал со мной? – я сделала несколько шагов вперед, чтобы нашу беседу не слышали окружающие, так как количество студентов после окончания четвертой пары увеличилось.

– То и значит, – моргнул он, понизив голос. – Она пахла, как ты, вот я и принял твою подруженцию за тебя. Торопился. Думал, что урву лакомый кусочек, а на деле взял обычную безвкусную девку.

– Я попрошу тебя выбирать выражения! Это все-таки моя подруга! – возмутилась я, но тот лишь еще шире улыбнулся, покосившись странным взглядом на меня. – Как это?

– Ну, обычно. От нее пахло тобой. Видимо, на ней были твои вещи.

И тут до меня дошло, о чем говорит баггейн. Ведь мама рассказывала, что они как животные, хищники, следовательно, ориентируются в поиске добычи по запаху. В ту ночь мы обе принимали душ, и я спала во всем чистом и новом, а вот Диана была буквально окутана моими вещами и моим бельм, поэтому он нас и спутал. На самом деле он приходил тогда за мной. Вот дьявол!

– А как ты нашел меня? – продолжила я допрос, который совершенно не смущал баггейна. Он с секунду поглядел прямо мне в глаза, отчего у меня по спине пробежал целый ворох мурашек, а затем извлек из кармана косухи мою окровавленную бандану, которой Диана перевязывала мне ногу в туннеле. Его когтистая рука плавно придерживала яркий кусочек ткани, который колыхался в воздухе. Я покорчилась от отвращения.

– Животное! – оскорбительно выкрикнула я.

– Не спорю, – лукаво произнес он, убирая свой трофей обратно в карман. – Но ты слишком вкусно пахнешь. Такой аппетит у меня давно не вызывал обычный человек.

От этих слов захотелось как-то закрыться, поэтому я скрестила руки и покачала головой.

– Избавь меня от подобных высказываний, – угрюмо и серьезно отрезала я.

– Как скажешь, принцесска, – усмехнулся он удовлетворенно. – Ну так что ты решила?

– Ничего.

– Значит, я могу съесть твою подружку? – наигранно расстроился он, опустив сильно уголки губ вниз. – Хм, очень жаль. Она не такая вкусная, как ты, да и пахнет от нее плохо. Совершенно не вызывает желания. Но не буду роптать на «такого прекрасного» бога, коль он послал мне скромную, но съедобную пищу. Все-таки это сможет удовлетворить мой голод.

– Скотина, – выругалась я на него снова. – Как ты можешь так говорить?! Она же человек.

– А я баггейн, и я питаюсь людьми. Что дальше? – безаппеляционно выбросил он из себя, мгновенно поменявшись в лице и интонации. Теперь я ощущала скрытую угрозу в его словах.

– Неправда! Многие из вас охотятся на животную дичь, а людей трогают крайне редко! – воспротивилась я, как ребенок.

– Ну, все мы разные племена. У нас едят только людей. Животными пусть питаются неудачники, которые боятся людей и пресмыкаются перед ними, украдкой выползая ночью, чтобы поохотиться, – идиоты! К тому же животные не такие питательные, как вы, – указал он на меня когтистым пальцем, состроив гримасу.

– Ты за это еще поплатишься… – пригрозила я ему.

– У меня в руках твоя подружка, так что не думаю, – нахально заулыбался тот, игриво подпрыгнув на месте. – В общем, как надумаешь, приходи. Я буду ждать тебя сегодня после закрытия метро в том туннеле, в котором ты потеряла бандану, так удачно сведшую нас вместе. Думай быстрее, я очень голоден.

После этой фразы он снова дернулся и исчез так, что я и глазом моргнуть не успела. Шустрый, однако, тип.

Я пришла домой и была полностью убита. Все мои мысли были только о Диане, которая сейчас наверняка еще жива и нуждалась в моей срочной помощи. Как я могла оставить ее там одну? Я даже не представляю, насколько ей сейчас страшно. Бедная моя Диана! Она с ума сходит, наверняка. Нет, я просто обязана вытащить ее оттуда! По-другому нельзя. И пусть меня убьют, сожрут, покромсают, но я вызволю Диану из убежища этих каннибалов. Она не должна страдать за меня, ведь изначально этот упырь охотился за мной, а не за ней, и я виновата в том, что он нас перепутал. Время исправлять ошибки. Я отправлюсь ночью в туннель и встречусь с этим баггейном. Хочет он этого или нет, но он вернет Диану на поверхность. Я добьюсь этого даже ценой собственной жизни.

Все время до вечера я блуждала по квартире и пыталась придумать план, но в голову мою ничего не шло. Я даже не представляла, где он может держать Диану. Тогда мне подумалось о том, что придется ориентироваться на месте, а это было неимоверно рискованно. Я могла еще больше навредить Диане. Чувство беспомощности давило на меня и заставляло нервничать. Я уже тысячу раз представила себе, как я приду в этот темный туннель совершенно одна, как меня там встретит он, этот психопат, как поведет меня в свое логово, чтобы… убить. Я иду на свою собственную смерть добровольно. Докатились! Но так у меня будет шанс спасти Диану, и если у меня это получится, то я ни о чем не буду жалеть. Только так я сумею спасти подругу и подарить ей жизнь. Без меня она пропадет и умрет унизительной болезненной смертью. К тому же она ранена и напугана – медлить нельзя. Я взглянула на часы – было около десяти вечера. Небо уже потемнело и угрожающе нависло над городом. На улице стало очень душно – идет гроза. Ночью, кажется, разразится гром. Отличный предвестник предстоящей смерти от рук баггейна. Что ж, если это моя судьба, то так тому и быть. Главное, чтобы мама не прознала, а иначе она никуда меня не отпустит или – еще хуже – пойдет туда вместо меня, тогда Диане точно не жить. Я не могу допустить, чтобы мама заподозрила меня.

Ближе к одиннадцати часам я тихонько выбралась из своей комнаты и на цыпочках прошествовала в прихожую, неся в руках кеды, а за плечами – рюкзак. Я решила, что будет неплохо взять с собой нож, зажигалку, фонарик, перчатки, газовый баллончик, веревку и еще пару спасительных вещей вроде крючьев, самостраховок, карабинов и оттяжек из альпинистского снаряжения, которое нарыла на балконе. На всякий случай. Все-таки я хочу спасти Диану, но оказываться на ее месте мне не охота. Я не собираюсь добровольно сдаваться и ложиться под нож баггейна. Я заглянула к матери в комнату – она задремала за книгой. Я облегченно выдохнула. Ну хоть лишних вопросов не будет.

Ночь впустила меня в свои объятия, и я поддалась ей. Было немного прохладно, прежняя духота отступила, но на мне была довольно теплая толстовка, поэтому я сильно не замерзла. Я подумала, что будет лучше, если я отключу телефон. Все-таки мама спохватится, когда узнает, что я пропала из дома. Я полагаю, ей не составит труда понять, что я затеяла и на какие уловки ради этого пошел коварный баггейн.

Мне пришлось попотеть, чтобы попасть в метро и остаться там после закрытия. Оказывается, там все тщательно проверяют. Я доехала до той станции метро, на которую мы вышли с Дианой и другими пассажирами после аварии. После было самое сложное – нужно было куда-то спрятаться, чтобы меня не сумели найти. Я нашла укромное местечко, похожее на железную нишу между двумя щитами, прикрытую еще одним металлическим пластом. Пролезть сверху не составило большого труда. Перед этим я убедилась, что не попадаю в поле зрения камер. Удачное, однако, место для пряток. Я залезла в нишу и устроилась там поудобнее, стараясь занять такую позу, чтобы не затекали конечности, а это уже оказалось сложнее. Я просидела почти неподвижно около часа. Я слышала, как кое-где слонялись охранники и работники метрополитена. Иногда мне казалось, что моя затея провальная, что меня в любой момент могут раскрыть, и тогда я уже не смогу спасти Диану, но судьба явно благоволила мне, потому что неожиданно в метро погас свет. Я поняла, что оно окончательно закрылось. Но нельзя было упускать из вида то, что тут ходит охрана, и мне стоит быть предельно осторожной. Я выбралась из своего укрытия, неудачно приземлившись и повредив кисть. Я шепотом выругалась, но тут же спохватилась. Станция была безмолвна. Даже слишком. Это начало угнетать меня, и я впервые в жизни очень сильно испугалась. Страх в сочетании с неким волнением, словно перед первым свиданием, сковал меня по рукам и ногам. Идти было тяжело, но я все-таки сумела дойти до края платформы и замереть как вкопанная. Туннель отзывался гулким и еле уловимым уханьем. Глухой звук, похожий на шум, стоял в моих ушах. Так страшно мне не было, пожалуй, никогда. Я встала в полной нерешительности, боясь спрыгнуть, но все мои сомнения развеял звук приближающихся неторопливых шагов.

«Охранник!» – подумала я и спрыгнула, не размышляя, вниз, тут же устремившись в туннель по направлению к своей смерти. Я бежала так быстро, что сбивалась с дыхания. Мне уже было неважно, видел ли меня тот охранник или нет, – сейчас главной моей целью было вызволение Дианы из рук этого урода. Ох, как же сильно я его ненавидела и одновременно боялась! Я понимала, что передо мной, возможно, доисторическое чудовище и что он способен на все ради своего голода. Ведь он хищник, беспощадный монстр, который ни перед чем не остановится, чтобы сожрать меня. Я притормозила, чтобы отдышаться. Оглянувшись, я поняла, что выход далеко. Я пробежала уже достаточное расстояние, и возвращаться назад было поздно. Теперь – только вперед! Давай же, Соня, глаза боятся, а ноги идут. Я пошла вперед быстрым шагом, внимательно оглядываясь по сторонам. Я не знаю, чего больше было в моей душе. Волнительности или же страха? По-моему, хватало и того и того. Этот баггейн действовал на меня необычно, влияя на какие-то потаенные инстинкты моего подсознания, о которых я могу только догадываться. Доселе мне были незнакомы подобные ощущения и душевные порывы, но теперь я четко понимаю, что меняюсь. Хорошие ли это изменения? Тот мужчина, которого я видела, вселял в меня и трепет, и одновременно какое-то дрожащее колебание, похожее на страстную тревогу. По-моему, что-то не так стало во мне, когда в моей жизни появился этот монстр. Он хотел моей плоти, жаждал поглотить меня, и я понимала это, но как должна была реагировать на такое? Возможно, в этом был скрыт и эротический подтекст? Ведь еда порой приравнивается к сексу. Об этом вам скажет даже дорогой дядюшка Фрейд. Но он отвратителен и не может вызывать такие помыслы. Я презирала баггейна всеми силами своего сердца, но какая-то часть моей души, которая поддалась его животному магнетизму, возможно, хотела, чтобы меня съели.

Я остановилась на полпути, вспомнив о том, что не сняла амулет. Я не стала его выбрасывать, но и тащить его с собой даже в рюкзаке или кармане было делом авантюрным, ибо баггейн мог почувствовать присутствие амулета, тогда наша «сделка» накрылась бы. Я стянула серебряное украшение с шеи и положила его под самый толстый провод, который был помечен оранжевой краской. Так, думаю, я сумею найти его в случае необходимости, когда буду спасаться с Дианой бегством… если, конечно, мой еще не придуманный спонтанный план удастся. Господи, помоги мне выжить и выручить подругу!

загрузка...