Порабощенные читать онлайн


загрузка...

– Слишком высоко просто, – оправдалась в такой же смешливой манере я.

– Вроде скейтбордистка, ловкая должна быть, быстрая, а не можешь спрыгнуть нормально даже с такого расстояния, – отряхивая меня, стал причитать Артем.

– Да, да, поругай меня еще! – прыснула я.

Несколькими минутами позже мы передвигались в кромешной темноте, пока вдруг не набрели на знакомый мне коридор, освещенный множеством лампочек, которые были запутаны и переплетены между собой большим количеством черных старых проводов с облезшей поверхностью. Все тот же грязный песок, та же пыль и паутина по углам. Артем вновь присел, но на этот раз он стянул с себя перчатку и поставил руку ладонью вперед.

– Что ты делаешь? – не поняла я.

– Хочу понять, откуда идет сквозняк, чтобы мы смогли прийти к баггейнам в логово.

– И все? Если это было всегда так просто, почему вы с остальными трапперами не смогли найти логово баггейнов? – немного раздраженно спросила я. Артем, не спеша, поднял на меня голову со своими стеклянными, почти опустошенными глазами, которые во мраке смотрелись кошмарно, и сказал очень сумрачно:

– Нас всегда прогоняли из этих ходов. Здесь полно этих тварей. Есть лишь несколько ходов, по которым они передвигаются редко. Их я и пытался найти при помощи тебя. Но все меняется…

– И что изменилось сейчас? – несмотря на боязнь говорить, все-таки продолжила я дотошно. Охотник поднялся и встал прямо напротив меня, сократив между нами дистанцию до максимально интимной.

– Я изобрел новые костюмы. Их материал и оснащенность обошлись мне в кругленькую сумму, но я, к счастью, могу себе это позволить, – переменившись в лице, стал тихо говорить траппер, – и теперь они блокируют не только любые колебания температуры и давления, но и запахи с потовыми выделениями. Сейчас же у них своеобразный тест-драйв, поэтому мы идем вдвоем и только на разведку.

– Хм, технологии не отстают в развитии, – ухмыльнулась я.

– Не только в этом дело, – продолжил все тем же голосом Артем, – даже если бы со мной была сотня самых лучших трапперов мира, я бы не смог найти их логово. Эти ходы, – он указал пальцем на каменный подземный проход, – настоящий лабиринт во всех своих проявлениях, да еще и хитро выстроенный. Баггейны очень тщательно заботятся о своей безопасности. Но мне все же неясно, как они смогли додуматься до такой удивительной технологии!

– Что еще за технология?

Артем взглядом дал мне понять, чтобы мы уже начинали выдвигаться с положенного места. Мы вошли в каменный лабиринт. Пока мы шли, он продолжал рассказывать.

– Эти ходы устроены таким образом, что, приближаясь к любому из входов в город баггейнов, земля под уклоном уходит резко вниз, но при движении ты почему-то совершенно не ощущаешь этого. Это просто чудо архитектуры, я считаю. Настоящая магия в построении.

загрузка…

– Хм, интересно. Но а перепад давления? Чем глубже под землю удаляешься ведь, тем тяжелее, – задумалась я.

– Человек не способен этого уловить. Ему просто станет плохо, но он не поймет отчего. А искать таким способом вход в город – заманаешься, – махнул рукой траппер, озираясь на очередном повороте.

– Настоящая путаница. Я ничего не понимаю, – помотала я головой, так как Артем слишком сильно загрузил мой мозг.

– Да, все это специально. Людям не понять. Это древнейшие технологии, – несколько восхищенно признался Артем.

– Ты восторгаешься ими? – задала я очень рискованный вопрос, который вполне мог бы обидеть траппера.

– Скорей, у меня все это вызывает восторженное изумление, – на удивление спокойно и беззлобно ответил Артем, – ведь они обыкновенные дикари с повадками лесных зверей. Странно, что они способны на такие чудеса в архитектуре и в строительстве подземных ходов.

Я тут же вспомнила шкаф Вадима, который был до отказа забит книгами. Я хотела было рассказать трапперу об этом, но умолчала, так как он внезапно перебил меня, словно прочитав мои мысли.

– У них, конечно, многовековая грандиозная культура, они по-своему умны и сообразительны. У баггейнов есть и письменность, и грамота, и собственные науки, но они… поверхностны, слишком традиционны, примитивны и первобытны. Такое не под силу обычным мифическим тварям. И мне неясно, откуда они откопали такую технику построения лабиринтов и потайных ходов, ведь все остальные селения таким не пользуются, потому что их разуму просто подобное не осилить. Да, и еще: эти ходы построены не так давно, хоть уже и прилично запущенны. Видимо, они сделали это после обрушения.

– Ты много знаешь про обрушение?

– Достаточно, – почему-то недовольно ответил Артем, – и я в этом не на стороне людей, но все же это не повод для смертоубийств и такого безудержного количества человеческих жертв. Моя задача – решить проблему, и я решал ее компромиссивно, но баггейны показали зубы. Я предлагал им альтернативу – переехать, но они почему-то наотрез отказались. Хотя они вроде живут не так глубоко и закоренев, чтобы из принципов не захотеть переехать в хорошее место.

Я понятливо и серьезно закивала, словно соглашаясь с Артемом, хотя все-таки вновь что-то не вязалось у меня в этой истории. Но мы так много это обсуждали, что у меня просто голова шла кругом, а воспоминания бились волнами о скалы забвения, пытаясь восстановиться. Чувствую, я близка к этому, но что-то пока мешает.

– И все же, как ты планируешь найти их город? – решила я сменить тему.

– При помощи тебя, – заулыбался траппер, остановившись. – Сквозняк, увы, доведет нас лишь до середины пути, а дальше дело будет за тобой.

– Я ведь ничего не помню, да и если бы помнила, не нашла бы без посторонней помощи вход в город.

– Знаешь, говорят, что если человек где-то был уже однажды, то он всегда может вернуться туда, даже если не помнит дороги, – с глубоким смыслом в глазах пробубнил Артем.

– Каким образом? – я косо взглянула на него.

– Узнаешь, – подмигнул мне траппер игриво. Сердце мое замерло в ожидании, но мы продолжили путь без разных ухищрений. Артем шел за сквозняком, а я следовала за ним. Периодически охотник снимал с себя перчатку, приседал и «ощупывал» воздух, а затем вновь продвигался вперед.

Когда он сделал это в энный раз дольше обычного, я поняла, что мы дошли до так называемой середины.

– Теперь мне нужна твоя помощь, Соня, – взглянул на меня из-под тени своих длинных ресниц Артем. Из-за тусклого освещения все теневые линии на его лице удлинялись и как бы размазывались, словно лицо траппера было нарисовано карандашами и сейчас по нему прошлись ластиком. Я замерла на месте, немного перетрусив. Чего от меня хотел охотник? Увидев мою нерешительность, он сам подошел ко мне. В гулкой тишине коридора его передвижения звучали, как шелест жесткой травы в ночи, – угрожающе.

– Не надо бояться, я всего лишь хочу знать, где вход в их город, – сейчас интонация Артема звучала до того пугающе строго и требовательно, что я вздрогнула и покрылась мурашками аккурат по всей спине, и даже термоустойчивый костюм не спасал меня от стального холода в голосе траппера. Никогда раньше не слышала, чтобы парень так принудительно со мной разговаривал.

– Артем, ты что? – округлила я глаза, уставившись на него. Я и сама не заметила, как начала постепенно отходить назад. Когда же пятиться мне стало некуда и я уперлась в стену, я окаменела, слившись, кажется, с лабиринтом.

– Просто не сопротивляйся мне… – Это было последнее, что я услышала из побледневших уст траппера. Потом его огромная ладонь накрыла мое лицо, и я провалилась в беспамятство.

Когда я открыла глаза, то увидела то, чего никак не могла ожидать… Ужасный страх окутал меня почти мгновенно, и я закричала настолько громко и пронзительно, что все вокруг заходило ходуном.

День 3

Передо мной в неестественной позе лежал избитый донельзя Артем. С его потрескавшихся приоткрытых губ стекала уже подсыхающая местами багровая кровь. Около его рта на мозаичном темном полу скопилась маленькая лужица, напоминающая пролившееся вино. Пустые глаза парня были чуть приоткрыты, и зрачки их были неподвижны. Даже ресницы совсем не дергались. Хоть в помещении и стоял почти полный мрак, все же было видно, насколько бледно лицо траппера. Оно было почти восковое с уже часто проступающими синими, темно-малиновыми, фиолетовыми островинами в виде синяков. По бокам эти следы жестоких побоев огранялись желтовато-зелеными неровными линиями. Я заметила, что на голове парня закреплен какой-то механизм, похожий на скобы. Они двумя тонкими прутьями обвивали его голову, соединяясь у уголков рта, уходя вовнутрь. Что это такое?

Костюм охотника был изрядно потрепан и изодран. Кое-где виднелись жуткие продольные глубокие царапины. Я тут же вспомнила, какие следы оставляют когти баггейнов, и поверьте мне, это было что-то гораздо более крупное, мощное и здоровое. Я стала озираться по сторонам, но толком ничего не могла разглядеть из-за почти полного отсутствия света. Дышать мне отчего-то было настолько тяжело, что я стала стараться экономить кислород. Причем мне не было жарко или холодно, не было душно или промозгло, но воздуха не хватало катастрофически. Даже находясь в городе баггейнов, я не ощущала такого тяжелого давления на свои внутренности. Было ощущение, что мои глаза сейчас со свистом вылетят из орбит и лопнут. В висках назойливо пульсировала кровь, которая не могла понять, что происходит с организмом. Атмосфера схватила меня в обжигающе давящие тиски. До кучи я еще и оказалась прикованной кандалами к стене. Короткая и толстая цепь не позволяла мне подползти к Артему, чтобы проверить его пульс. Я также не видела и сумок с нашим оборудованием. Видимо, мы просто дорвались. Но куда?

Внезапно громоздкая железная дверь в конце темницы с легкостью распахнулась и в помещение ударил яркий белый свет. Я сощурилась, и от этого мои глаза заболели еще больше. Еще чуть-чуть, еще немного и я схвачу самый настоящий инсульт или, как минимум, вегетативный криз. Меня тошнило, одновременно клонило в сон, и притом моя голова раскалывалась и ныла от острой пульсирующей боли. Мне было слишком трудно разглядеть, кто вошел, но я четко слышала шаги, которые мерно приближались ко мне. Стук небольших каблуков о мозаичный пол эхом разносился по просторам темницы. Кто-то ловко и нарочито демонстративно переступил через обездвиженное побитое тело Артема. Затем чьи-то ледяные руки титановой хваткой взяли меня за подбородок и медленно покрутили голову в разные стороны. Неожиданно пальцы соскользнули с моего лица. И ведь я даже не слышала дыхания этого существа, не чувствовала смрадной вони. Лишь морозная прохлада осталась неприятным осадком на моем лице. Кто это?

– Кто это? – вяло повторила вслух я свой мысленный вопрос. Но мне никто не ответил. Складывалось впечатление, что в темнице вообще никого, кроме меня и Артема, не было, но я явственно видела чей-то силуэт, который пестрел тенью на фоне сияющей открытой двери. Он стоял недвижимо довольно долгое время, словно изучая меня. Тело Артема это существо никоим образом не интересовало, словно лежащего на полу траппера и в помине не было. Приторное покалывание в области лица и шеи говорило о том, что оно изучает меня, соображая, что делать. И как это я научилась понимать взгляды мифических существ? Видимо, практика в общении с баггейнами не прошла даром. Без слов могу понять, о чем они думают.

Вдруг существо развернулось так резко и быстро, что из моего рта вырвался невольный судорожный выдох. Мне показалось, или оно зашипело? Наверное, из-за давления пошли уже галлюцинации. Дверь совсем бесшумно захлопнулась, и я вновь оказалась в темноте. Что это только что было? Может, это все и есть одна большая галлюцинация? Шалит фантазия, шалит мой больной разум, на который давит подземная атмосфера. Или это проделки ведьмака? Может, он просто внушил мне все это, и сейчас я все так же нахожусь в том каменном лабиринте, на том месте, где меня покинуло сознание? Нет… Это все выглядит слишком правдоподобно для обычного гипноза, да и ощущения весьма реалистичные.

Спустя недолгое время оно вернулось, но теперь в руках существа было что-то непонятной, чуть округлой формы. Силуэт приблизился ко мне, как и в прошлый раз, и схватил меня своей привычной сильной рукой за нижнюю челюсть. Я начала слабо сопротивляться, пытаясь вертеть головой, но это было ничто по сравнению с силой неизвестного. Второй рукой этот незнакомец чуть пригнул меня, схватив за шею.

– Не… не трогай!.. – бормотала я. Оно молчало и продолжало делать свое дело. Внезапно на затылок мне легло что-то скользкое и тонкое, оно щелкнуло на моей макушке, словно захлопнулся какой-то маленький механизм. Неизвестный в это время уже вернул мою голову в обратное положение и попытался открыть мне рот. Я хотела укусить его, но, увы, к тому времени уже перестала контролировать даже свой рот. Я ожидала, что во рту от пальцев существа сейчас появится привычная горечь, как это всегда бывало с кожей баггейнов, но на языке я не ощутила ничего. Кожа на пальцах неизвестного была настолько гладкой, свежей и ровной, что мне показалось, будто бы это не настоящая рука, а пластиковый протез. Он пытался что-то вставить мне в рот, и меня пугало это до седых волос. Скоро я буду выглядеть так же, как и мама. Мама! Бедная моя мама! Если меня убьют, она этого не переживет!

В рот мне легло что-то влажное, прохладное и осклизлое, но совсем безвкусное. Я уже более или менее успокоилась, но тут это нечто начало шевелиться в полости моего рта, пытаясь проникнуть глубже и залезть в гортань. Я выпучила глаза и замычала, так как ощущения были не из самых лучших. Казалось, что внутрь меня заползает инопланетный червяк. Неизвестный же зажал мне рот своей металлической ладонью, чтобы я не выплюнула это создание. Когда червь обосновался в районе моих легких, он остановился и замер. После я уже перестала его чувствовать. И тут вся боль мгновенно покинула мой организм. На меня больше ничто не давило. Я испытывала такие чувства, словно выбралась на поверхность. Дышать стало легко, и только сейчас я почувствовала, какой тут, на удивление, чистый и бодрящий воздух. Ничем не воняло, как в городе баггейнов, не было жарко, ничто не душило меня. Как только я пришла в себя, незнакомый неторопливо убрал ладонь с моего лица и выпрямился, встав в полный рост.

– Что ты дал мне? – уже совсем уверенно спросила я. Но силуэт мне не ответил. Он снова развернулся, собираясь выйти, но я задергалась.

– Подожди! Кто ты? Где я? Мой… мой напарник жив? – Существо остановилось как вкопанное.

– Жив, – прозвучал ненавязчивый звучный тенор. Так это был парень. Я застыла, словно скала. Почему-то все остальные вопросы тут же покинули мою голову. Это был определенно не баг-гейн, но тогда кто?

загрузка...