Порабощенные читать онлайн


загрузка...

– Я помогу тебе вспомнить, – ласково усмехнулся он и повел меня за собой.

* * *

Мы очутились в комнате Артема. Выглядела она очень просторно и свежо – опять-таки ничего лишнего, да еще и идеальная чистота, порядок во всем. Складывалось впечатление, что здесь никто никогда не жил, словно эту комнату только-только отстроили.

Артем плавно усадил меня на широкую приземистую кровать, а сам расположился напротив, взяв нежно мои руки в свои. Его ладони были такими приятными и теплыми, что у меня по телу проскользнул еле уловимый электрический ток, который мурашками разошелся по спине и шее. Траппер глядел прямо на меня томными чуть мечтательными затуманенными глазами. Казалось, что мы оба решаемся на что-то новое и нескромное. Этот момент надолго запомнится мне, в этом я уверена на сто процентов.

– Может быть немного неприятно, даже больно, – прерывающимся шепотом произнес он, состроив страдальческое лицо, – заранее прости меня.

Я ничего не ответила, так как слова в такой ситуации были бы излишними. Я просто едва кивнула и закрыла глаза, пытаясь расслабиться, чтобы Артему было легче работать с моим сознанием. Все посторонние мысли я пыталась выкинуть из головы, и это у меня получалось неплохо. Охотник немного помедлил, а затем перешел к делу, расположив свои руки по бокам от моей головы, – я почувствовала легкие, чуть колющие вибрации, исходящие от его ладоней. Необычное и ужасно дикое ощущение для меня. Дальше произошло то, чего я никак не ожидала: перед моим черным взором пронеслись болезненные для меня эпизоды – первая встреча с Вадимом, наш первый разговор около института, мое путешествие в город баггейнов, несчастная напуганная Диана, ее жуткая рана, которая никак не могла зажить, мое лицо в отражении холодных глаз Вадима, его изуродованное тело, шрам на спине мужчины, нападение монстров на нас с Дианой, встреча с трапперами, мой поход за амулетом и укус баггейна, его гнусные смертельные челюсти на моем лице, боль, истеричный испуг, психоз, мое уродливое отражение и шрамы на лице.

Артем резко отпрянул от меня, переместившись вмиг на другой конец кровати. Он глубоко и тяжело дышал, пытаясь прийти в себя. На его лбу билась набухшая вена. Лицо траппера приняло вид мученический и нездоровый. Он покраснел, а скулы его выступили так сильно, что мне казалось, будто бы они сейчас порвут кожу парня. Я медленно открыла глаза и поняла, что плачу. Мое лицо было буквально насквозь мокрым от крупных слез. Я тут же начала рукавами вытирать лицо, да вот только соленые капли так и продолжали катиться из глаз, не спрашивая моего разрешения. Меня затрясло, так как я вновь за секунду прокрутила в голове все то, что увидела. Артем, немного успокоившись, подполз ко мне и обнял, притянув к себе, – я поддалась. Мне было необходимо это. Его объятия были такими тесными и откровенными, что я начала понемногу приходить в себя, отвлекаясь на совершенно иные чувства и мысли. Когда я осмелилась поднять глаза на траппера, он уже нежно смотрел на меня, как бы говоря, что рядом с ним мне нечего бояться. И тут внутри меня поднялась по спирали какая-то неведомая сила, которая до этого момента дремала, пробуждаясь изредка лишь тогда, когда на меня действовал животный магнетизм Вадима. Я как-то необычно взглянула на Артема, желая, чтобы он прикоснулся ко мне совершенно иначе. Он, кажется, уловив мои мысли, чуть потупил взгляд, словно решая что-то для себя. Он прекрасно знал, чего я хочу, а я догадывалась, чего хочет он.

загрузка…

Артем нерешительно потянулся ко мне и очень робко поцеловал в губы. Это был настолько непорочный, безгрешный и невинный поцелуй, что мне даже показалось на миг, что ко мне притронулся святой. Я стеснительно оглядела лицо милого, почувствовав легкое движение его рук по моей спине. Тут я зарделась, вспомнив про шрамы. Я отпрянула от него, оттолкнув, и закрылась волосами, отвернувшись. Артем сдержанно усмехнулся и положил ладонь на мою шею, пытаясь пластично повернуть мой корпус в свою сторону.

– Нет! Не смотри на меня! Я ужасна! – воспротивилась я, дернувшись. Траппер убрал руку, но глаз не отвел – я чувствовала его пронзительный любвеобильный взгляд на своей спине.

– Соня, ты прекрасна, – сладко прошептал Артем, как показалось мне, искренне, хотя я совершенно в это не верила.

– Я уродка!

– Глупости.

– Правда. Не надо меня жалеть. Не делай этого, чтобы только утешить меня, Артем, – слезливо, но строго попросила я, еще больше закрываясь.

– Но я искренен с тобой, – очень печально произнес траппер, пытаясь вновь прикоснуться ко мне. Тогда я не выдержала и просто бросилась в его объятия. Артем целовал мое лицо, и даже эти уродливые шрамы – он поцеловал каждый из рубцов. Я плакала, и сама не понимала, отчего слезы так быстро и стремительно катятся по моим щекам, ведь я должна радоваться такому событию, я должна умирать от счастья.

– Не плачь, не плачь, прошу, – умолял, продолжая хаотично целовать меня, Артем. – Я не хочу видеть этого. Это невыносимо. Я клянусь тебе, что найду этого баггейна и принесу тебе его голову.

После этих слов мне почему-то стало жутко и неспокойно. Я бы ни за что не хотела видеть отрубленную голову Вадима в руках одного из трапперов, тем более Артема. Тогда, возможно, я возненавидела бы каждого. Я и не знаю почему. Это пока что не объяснить просто так. Слишком сложно даже для меня самой.

Я отпрянула от Артема и вытерла слезы, унимая бурю внутри себя, которую он же и создал. Траппер, кажется, все понял, и сделался более умиротворенным и флегматичным, как и всегда. В его глазах больше не было ничего, кроме легкости и простоты. В такие моменты он очень сильно напоминал мне тетушку Аниту с ее извечной невесомой успокаивающей ненавязчивостью.

Интересно, она и бабушка Катарина вообще догадываются, что у нас с мамой происходит? Надеюсь, что нет, а иначе нам несдобровать. Все-таки не хотелось бы, чтобы они вмешивались во всю эту ситуации, которая и так слишком запутана.

Чтобы устранить неловкий момент, я вернулась к нашему общему делу.

– Так ты увидел что-нибудь?

– Кошмар, который ты пережила. Несколько мест под землей, но это еще страшнее. Больше ничего… мне было слишком тяжело, – медленно проговорил траппер.

– И ты пойдешь туда? Под землю? – неуверенно спросила я, робея.

– Да. Сегодня ночью, – вставая, уже решительно сказал Артем, не поворачивая головы.

– Ты? Один?

Траппер молчал с долгую минуту, думая о чем-то, а затем, повернувшись ко мне вновь, улыбнулся беззаботной, но натянутой улыбкой:

– Вообще-то я думал, что будет лучше, если со мной отправишься ты.

Этого я никак не могла ожидать. Трапперы всегда старались держать меня и маму подальше от их дел, тем более тех, которые связаны с баггейнами. Ведь это могло привести к непредсказуемым роковым последствиям.

– Ты с ума сошел? – почти прошептала злостно я.

– Я серьезно, – совершенно невинно промурлыкал траппер, подходя ко мне ближе. – Я вижу, что ты не против, как бы ты ни старалась отпираться.

– Ну… – нехотя начала сознаваться я. – Как бы да, но мама… она…

Тут Артем меня поспешно перебил.

– Ничего не узнает. Ей лучше не говорить. Я все устрою, не беспокойся.

– Зачем ты делаешь это? Это не похоже на тебя.

– Я думаю, что это поможет твоей памяти восстановиться и она сможет обнаружить то, что я ищу.

– Ах, твоя выгода! – тут же поняла все я. Артем победоносно и уверенно заулыбался одними губами, давая понять, что я правильно расшифровала его предложение.

– Ты согласна?

– Хорошо, я пойду с тобой. Это действительно может быть полезным. – У меня же были свои скрытые мотивы.

– Возможно, мы смогли бы найти твой амулет, если повезет и мы как-то окажемся в туннеле метро, – уже выходя, пробормотал Артем. Не о тех моих скрытых мотивах он подумал, ох, не о тех.

День 2

– Ты уверен, что это хорошая идея? – крадясь в ночной темноте, спросила я у Артема. Я держала его за руку, а он вел меня уже довольно долгое время по лесу в самые дебри. За собой мы тащили сумки со специальным оборудованием трапперов, которые собирал сам мой попутчик. Одеты мы также были соответствующе. Эти черные одежды больно напоминали мне костюмы водолазов. Они сильно облегали почти все тело, кроме головы, и плотно закрывали кожу. На ногах удобно обосновались такого же типа сапоги, которые, несмотря на всю свою громоздкость и нелепость, оказались очень комфортабельными для активного передвижения. Еще одной удивительной особенностью данного облачения было то, что я совершенно не ощущала температурных условии, хотя этой ночью было весьма холодно. Мне было ни жарко, ни холодно – никак; словно мое тело поместили в какой-то пластичный вакуум.

– Думаю, что это поможет в первую очередь тебе, – промолвил тот, ускоряясь. Кажется, он что-то заметил. Спустя какое-то время Артем резко завел меня за дерево и прижал спиной к себе. Кожа на костюмах слегка скрипнула.

– Тише! – воскликнул напряженно он. Я не понимала, что происходит, но, услышав рядом шорох листвы и треск веток, я тоже насторожилась и даже немного испугалась – сердце мое забилось учащенно. Артем почувствовал это и ласково погладил меня по плечу, чтобы я успокоилась и не выдала нас.

– Учуют! – прошептала я достаточно громко. Траппер вздрогнул. До меня почти мгновенно дошло, что это были баггейны. Это смрадное тухлое зловоние я ни с чем не спутаю. На удивление, баггейны нас вообще не заметили. Мы аккуратно высунулись из-за дерева, чтобы увидеть, что происходит. Два темных рогатых силуэта тащили на себе несколько туш – это были люди. Я тут же захотела вскрикнуть, но вовремя прикрыла рот. Артем строго взглянул на меня, сдвинув брови. Видимо, я могла сорвать всю операцию. Глаза мои от страха забегали в разные стороны, я не могла сосредоточить свое внимание ни на чем конкретном, все мои мысли поглотили те горемычные люди, которые безжизненно свисали с плеч этих монстров.

– Они еще живы. Если мы пойдем за тварями, то сможем спасти их, – нежно погладил меня по щеке траппер. Я не ощутила тепла его прикосновения, так как и руки парня были облачены в кожаные черные перчатки от костюма. Я робко взглянула на него и коротко кивнула. Артем улыбнулся, а затем направил свой серьезный и где-то даже ненавистный взгляд на копошащихся баггейнов. Они на время скинули с себя людей и стали рыться в земле, присыпанной недавно опавшими листьями и сухими травинками что-то недовольно бормоча и клацая острыми зубами. Одна из жертв, лежащих на сырой земле, начала приходить в себя, мыча и мотая головой в разные стороны. Кажется, это была молодая женщина в длинной юбке и рубахе. Я тут же вся сжалась, непрерывно наблюдая за тем, как мучительно она пытается подняться и уйти отсюда. Этого у нее не получалось. Тогда несчастная напуганная женщина со страдальческим плачем начала ползти куда-то в сторону. Один из баггейнов тут же сориентировался и одним прыжком нагнал свою добычу. Женщина истошно закричала, срывая тонкий пронзительный голос. Баггейн, даже не думая, со всей силы ударил ее по лицу, отчего она упала наземь без сознания. Я хотела сорваться с места и побежать в сторону этих двоих, но Артем жестко схватил меня за руку, останавливая. Я непонятливо взглянула на траппера – не в его ли интересах защищать людей от, как он выражался, «нечисти»? Тот отрицательно и сурово покачал головой. Это почему-то остудило мой пыл. Артем слишком хорошо умел управлять эмоциями других людей, чертов ведьмак!

Когда баггейны перестали разрыхлять землю, они подняли тела людей и спрыгнули во внезапно образовавшийся подземный люк.

– У баггейнов в этом лесу тысячи потайных ходов и ловушек… Попал в одну, и нет тебя, исчез, – злобно прошипел Артем. После его слов какие-то кусочки моей памяти захотели встать на свои места, но как только мозаика разорванных клочков сознания начала соединяться, все вновь распалось. Лес, ловушки, исчез… Что-то такое уже было.

– Ты чего? – заметив мой рассеянный взгляд, спохватился Артем.

– Ничего, просто задумалась, – покосилась я в сторону.

– Идем. – Видимо, охотнику сейчас было не до моих припадков воспоминаний, потому что, как только люк вновь закрылся, пустив ворох пыли и грязи, он сорвался с места. Я поспешила за траппером. Артем присел на корточки и стал с задумчивым видом ощупывать почву вокруг себя. Взгляд его помутился и стал болезненно отрешенным, словно парень впал в глубокий транс. Когда его глаза заволокла млечная дымка, я серьезно перепугалась. Я знала, что он ведьмак и что он как-то необычно считывает подробную информацию с объектов, но не думала, что это так жутко и ненормально выглядит. Казалось, что у него случился приступ эпилепсии. Ужасно! Меня даже перекосило. Когда рука траппера нащупала едва торчащую из земли веточку, Артем потянул со всей силы за нее и люк вновь медленно открылся.

– И как вы определяете это? – недоуменно спросила я, когда Артем пришел в себя. Насчет его впадения в транс я решила из деликатности промолчать.

– Ну, трапперы вроде меня так или при помощи специального оборудования, – пожал он плечами.

– А баггейны? У них же сотни этих ходов по окрестным лесам, – присев и покрутив в руке незатейливую веточку, вновь задала я вопрос. Артем отчего-то усмехнулся.

– Помечают, как собаки кусты.

В ту же секунду я с гримасой отвращения отдернула руку как ошпаренная.

– Они животные! – воскликнула возмущенно я, уставившись в упор на траппера, который уже собирался спрыгнуть вниз.

– Я предупреждал тебя. – После этих слов парень ловко спрыгнул вниз. Я ждала, что сейчас из темноты подземного люка высунутся две огромные длиннющие руки и утянут меня нежно внутрь, но этого не произошло. Я, видимо, еще не успела отвыкнуть от своих же былых мыслей. Хорошо, что моя память хранит большую часть того, что произошло, а иначе я бы сошла с ума, сгорая в огне забытья.

Сначала я уселась за землю, свесив ноги в земляное отверстие, а затем на свой страх и риск попыталась осторожно спрыгнуть. Видимо, мой прыжок выглядел настолько неуклюже и страшно, что Артем поспешно стал подхватывать меня. В результате мы чуть не завалились набок вдвоем, но траппер был очень силен и сумел удержать не только себя, но и меня.

– Клуша, – шутливо посмеялся он, выравниваясь.

загрузка...