Порабощенные читать онлайн


загрузка...

Июльская теплая ночь была ясной и в некотором роде бодрящей. Совершенно не ощущалось духоты, хотя синоптики предвещали, что это лето будет грозовым, следовательно, знойным. Я закрыла глаза и прислушалась к легкой ночи, ко всем ее шорохам и шептаниям. В последний год я все больше и больше любила бывать на природе: в лесах, в горах, даже на даче. Поэтому шум города, который извечно окружал меня даже в подобные прекрасные минуты, неимоверно раздражал. Может быть, идея переехать в дом на окраине города не такая уж и провальная. В конце концов, я смогу быть ближе к природе и свежему воздуху. К тому же на фотографиях это не дом, а целый особняк. Я давно догадывалась, что у Кати обеспеченная семья, хотя она никогда об этом не говорила.

Я давно знаю ее, мы в одной группировке, но эта девчушка всегда оставалась загадкой не только для меня, но и для всех окружающих. Тихая, милая, скромная, добрая, она сразу влюбилась в дерзкого и брутального хулигана Антона, который вечно бунтарствовал и корчил из себя крутого плохиша. Даже и не знаю, что такая интеллигентная и образованная девушка могла найти в таком, как он. Именно из-за Антона Катя начала увлекаться скейтбордингом, и у нее, в общем-то, неплохо получалось. Хотя ее образ литературной и благовоспитанной леди никак у меня не вязался с уличной фигурой скейтбордиста. Несмотря на это она частенько выручала нас из всяких сомнительных историй, поэтому лично я ей многим была обязана. Мне не хотелось отказывать такой замечательной девчонке! Все-таки, пожалуй, стоит обсудить переезд с мамой. Глядишь, она и согласится. Попытка – не пытка.

Звездное небо тихо и снисходительно посматривало на меня с высоты своего недосягаемого роста. Порой мне казалось, что оно разговаривает со мной, пытается о чем-то сообщить, но я настолько приземленный человек, что не могу услышать ни единого звука, который, возможно, исходит из самих небес. Вот и сейчас у меня было загадочное ощущение, что небо ласково о чем-то рассказывает мне, намекая на что-то. Прости, но я такая глухая, такая слепая, что не слышу и не вижу твоих недомолвок. Я просто могу стоять и с глупой улыбкой пялиться на тебя, воображая себя одной из твоих звезд, которая сияет ярче любого земного бриллианта. Может быть, мы когда-нибудь и встретимся, но точно не сейчас. У меня, верно, остались какие-то незаконченные дела, которые не отпустят меня отсюда, пока я не завершу их. А так я бы давно уже присоединилась к тебе. Мы бы с тобой, небо, сели и поболтали о чем-нибудь. Я думаю, ты смогло бы о многом мне поведать, ведь если бы я была рядом с тобой, то точно расслышала бы твои эфирные сказки о сотворении мира. Просто подожди меня, и я скоро приду.

Но глодало меня не только то, что я столь далеко от неба. Я в последнее время все чаще и чаще стала вспоминать события прошлого года. О том, что произошло со мной и Дианой. После всех тех событий мы стали ближе друг к другу, хотя, казалось бы, мы и так были неразлучны. Сейчас же я просто не могла представить своей жизни без подруги. Без нее мне было страшно, хотя я и сама не понимала, чего боюсь. Наверное, того, что все вернется вновь. С рациональной точки зрения мне очень не хотелось, чтобы в моей жизни снова появились агрессивные мифические существа, но, с другой стороны, мое любопытство пожирало меня. Я гадала, отчего в тот день Вадим отпустил нас. Почему он не прикончил меня или Диану? Ведь мы теперь обо всем знаем, знаем о существовании их мира. К тому же он бредил идеей о том, что желает съесть меня. Что заставило его отказаться от своих инстинктов? Порой интерес брал надо мной верх до такой степени, что я уже была готова опять спуститься в тот туннель. Но это было бы очень опасно, ведь теперь я без амулета, который похоронен в метро под одним из многочисленных проводов.

загрузка…

От моих кипучих мыслей меня отвлекла Катя, которая вышла на балкон.

– Я не помешаю? – вежливо поинтересовалась она, осторожно обходя меня со спины.

– Нет, конечно, – мягко усмехнулась я, не отведя взгляда от неба в сияющих крапинках. – Чего не спишь? Я думала, что ты уснула вместе с Антоном.

– Что-то не спится. Вижу, тебе тоже, – она попыталась заглянуть мне в глаза. Катина внешность с первого взгляда вселяла доверие: теплые карие глаза с густыми угольно-черными ресничками; короткие темные волосы, элегантно обрамляющие круглое личико с пухлыми щечками; аккуратная миниатюрная фигурка. Все движения и слова этой девушки были наполнены некой шелковистостью и пластичностью. Катя, как вода, всегда могла найти подход к кому угодно, словно обтекая его со всех сторон своей ненавязчивостью. Иной раз она напоминала мне мою тетю Аниту…

– Ночь красивая, – в свое оправдание вымолвила я, умолчав о том, что у меня до сих пор жутко трещит голова.

– Да, звезды сегодня необычайно яркие! – залюбовалась вместе со мной живописным ночным пейзажем Катя. Она откинулась небрежно назад, цепляясь руками за перила балкона.

– Я подумала над твоим предложением, – неожиданно даже для себя самой начала я, словно не контролируя язык.

– И что подумала? – слегка оживилась та.

– Подумала, что, скорей всего, перееду к тебе. Все-таки природа манит меня за собой, – призналась я не без застенчивости.

– Я счастлива, правда, – искренне обрадовалась Катя. – Надеюсь, что и Диана согласится. Вместе веселее!

– Полагаю, она долго размышлять не будет и отправится вместе со мной. Надо только с мамой все обговорить, – посмотрела я все-таки на подругу, легонько улыбнувшись.

Мы проговорили с Катей всю оставшуюся ночь. Под утро, когда начало светать, мы решили вернуться в квартиру, так как стало прохладно. Мы сели на кухне и решили выпить по чашке кофе. В холодильнике я нашла шоколадную плитку, которую позже мы с удовольствием умяли. Пожалуй, я всегда любила вот такие ночные разговоры, которые потом перерастали в утренние посиделки. Думаю, что с Катей у меня будет их еще полно, если я перееду к ней в дом… Или?..

День 2

Опять пасмурно и душно… Эта излюбленная изменчивость погоды меня когда-нибудь доведет. Ох, как же я не хочу дождь, но если он начнется, то я ничего не смогу с этим поделать. Все равно сегодняшний день я должна провести с мамой и поговорить с ней о том, что хочу переехать к Кате и Антону на окраину города.

Я выходила из продуктового магазина, неся в руке маленький пакет с двумя упаковками молока и любимым маминым печеньем к чаю. Мимо меня проходили серые незаметные люди, которые ни на что не обращали внимания. Иногда я задумывалась о том, что было бы с ними, узнай они о существовании подземного города у них под ногами. Наверное, многие сошли бы с ума, ведь скептиков на сегодняшний день преобладающий процент среди населения. К тому же в этой жизни настолько редко случаются чудеса, что неосознанно перестаешь верить в любое проявление мистики в этой жизни, даже если оно имеет место быть. Но меня эта могущественная сила, скажем так, ткнула носом прямо в самое прямое доказательство своего существования. Я уже не смогу не верить.

Подходя к дому, я увидела соседского мальчишку по имени Антон, который выходил из своего подъезда, я помахала ему рукой – он ответил тем же. Но внезапно мое внимание привлек черный фургон за его спиной, который неприметно припарковался напротив подъезда, находящегося рядом с моим.

Насторожилась я потому, что уже достаточно часто стала замечать этот фургон неподалеку от себя: рядом с институтом, со скейт-площадкой, с домами моих друзей – а теперь вот и рядом с моим домом. Не скажу, что он преследовал меня или же что это был один и тот же автомобиль, так как номера у всех фургонов были разные, но подозрительность во мне это вызывало. Отогнав дурацкие мысли о том, что баггейны научились водить машины, и посмеявшись, я прошла дальше к своему подъезду и вошла внутрь.

– Так, ты уверена, что хочешь переехать к Кате? – в пятнадцатый раз спрашивала меня мама с неуверенностью в глазах. Складывалось ощущение, что этот вопрос она задает не мне, а себе. Ее очень удивило, когда я завела с ней подобный разговор.

– А почему нет? К тому же ты сама говорила, что мне пора взрослеть и становиться более самостоятельной, – переключив очередной канал, монотонно ответила я. Мы с мамой уже час сидели в гостиной и обсуждали предложение Кати, которое я хотела принять. Но мама явно отчего-то сомневалась, хотя видимых причин на то не было.

– Да, говорила… Но просто тогда тебе придется работать, понимаешь? Как же ты иначе собираешься оплачивать жилье?

– Я уже подсуетилась. Есть отличная вакансия продавца-флориста в цветочном магазине у моей знакомой. Она обещала мне место. Платят там хорошо, – вздохнула утомленно я. Мама начинала перегибать палку. Сама еще недавно говорила, что мне пора взрослеть, а тут ее смутил обычный переезд!

– Это летом, а потом, когда учеба начнется? – не унималась та.

– Гибкий график и неполный рабочий день мне тоже уже гарантированы, ибо я студентка, – улыбнулась я победоносно, так как у мамы просто не осталось весомых аргументов, чтобы остановить меня. Но она все равно смотрела на меня нерешительно, пытаясь придумать, что сказать еще. Тогда я не выдержала и, выключив телевизор, спросила напрямую:

– Ты можешь мне сказать, что тебя реально коробит?

– А вдруг то, что произошло в прошлом году, повторится снова? Меня не будет рядом, и я не смогу тебя защитить, – жалостливо начала она. Я призадумалась. Вот тут она права. Но я не хотела из-за одних лишь опасений отказываться от такого заманчивого предложения.

– Слушай, – я встала из кресла и подошла к маме, взяв ее за руки, – я понимаю, что тебя все это очень испугало. Меня тоже, поверь. Да и Диана не сразу в себя пришла. Но все-таки уже больше года прошло, и я не думаю, что спустя столько времени этот баггейн вновь вылезет из-под земли, чтобы найти меня. Если бы он хотел это сделать, то сделал бы уже давно, к тому же я без амулета, и он в курсе этого факта.

– Это-то меня и настораживает больше всего: он знает о твоей беззащитности, – напряглась мама, сильнее сжав мои ладони в своих.

– И что ему помешает сделать это, если я останусь с тобой? В любом случае, я повторяю, этот монстр давно подкараулил бы меня и сделал то, что задумал еще год назад, – бойко и убедительно заговорила я, глядя прямо в глаза матери. Она немного подумала, отведя растерянный взгляд в сторону, а затем, тяжело вздохнув и выпустив обреченно мои руки, изрекла:

– Хорошо. Рано или поздно тебе все равно предстоял бы этот переезд. Зачем мне оттягивать неизбежное?

Я улыбнулась, обняла маму и поцеловала ее в щеку.

– Не переживай. Я буду тебе звонить, я буду всегда на связи, буду приезжать. Или ты, если захочешь. Я же не в другой город уезжаю, – начала я утешать ее. Она криво улыбнулась в ответ и закивала нерасторопно головой.

После длительной беседы с мамой я решила все же позвонить сначала Кате, чтобы сообщить, что переезд в силе; а затем Диане, чтобы узнать, как продвигаются ее дела. После того как она год назад «неожиданно нашлась», родители первые месяцы держали ее на еще более коротком поводке, чем до того, не спуская с дочери глаз. Подруга постоянно жаловалась, что ей ни шагу ступить, ни вздохнуть нормально не дают. Когда же события минувших дней улеглись и все успокоились, Диану начали отпускать, но все же опека ее родителей была ощутима постоянно. Вот и сейчас я боялась, что ей не разрешат переехать.

– Я так и знала, что мне не разрешат! Не понимаю, зачем вообще подняла весь этот разговор?! – чуть ли не плача, жаловалась мне Диана по телефону тем же вечером.

– Попробуй поговорить с ними еще. Они же не железные – сломаются рано или поздно, – спокойно давала я совет подруге, крутясь в компьютерном кресле перед письменным столом.

– Скорей – никогда! – окончательно расстроилась Диана. – После той истории они как с катушек слетели. Я уж думала, что успокоились в конце-то концов, но нет! Опять завели свою шарманку и все о том же!

– Тише, не волнуйся так сильно. Просто упрашивай до последнего. Тебе девятнадцать лет, и потом ты все равно съедешь от них. Твои родители должны это понимать. Какая разница – сейчас или позже, – рассуждала размеренно я.

– Вот им это и объясни, меня они слушать не хотят! Ох, Сонь, я сделаю все возможное. Я так хочу с тобой переехать, хоть немного свободы ощутить. Я уже устала у них на привязи сидеть, – тяжко и громко вздохнула подруга, сведя свой пыл к нулю, теперь в ее голосе звучала настоящая усталость. В последнее время настроение Дианы менялось чаще обычного: она могла быть утомленной или флегматичной, а в следующий миг – бурной и вспыльчивой. Порой это сильно настораживало меня.

– Я тоже очень хочу, чтобы мы жили вместе. К тому же и Катя с Антоном под боком будут. Ладно, давай, уговаривай их и держи меня в курсе, хорошо?

– Да, конечно. Я постараюсь, буду уламывать до победного конца. До связи, – минорно и вновь немного безразлично попрощалась Диана и сбросила трубку. Я же еще немного посидела в одной позе, подумав о чем-то своем, и легла спать даже не раздеваясь. Нужно было готовиться к переезду. К самому важному этапу в моей жизни. Я впервые вступаю на путь самостоятельного взрослого человека, но меня больше это не страшило, хотя я всю жизнь боялась подобного. Я, скорей, даже просто не представляла себя без мамы, которая все восемнадцать лет оберегала меня и обеспечивала, дарила мне постоянную любовь. А у кого я теперь возьму моральную поддержку? Дианы рядом со мной тоже не будет, а с Катей мы хоть и прекрасно ладим, но все же не закадычные подруги. У них с Антоном будет своя жизнь, в которую мне лучше не вмешиваться, а мне придется жить одной. Насчет работы я не беспокоюсь, но вот тот факт, что отныне я буду сама отвечать за свои поступки, заставляет меня отчего-то трястись. Все-таки я дала уже свое согласие и выбила его из мамы, теперь отступать поздно. Это все напоминает мне то, как я шла год назад по тому туннелю к баггейну в руки. Вроде есть возможность повернуть назад, но нельзя – поезд ушел. И сейчас я ощущала себя точно так же.

День 7

– Я тебе сто раз говорила, что нужно покупать машину. Как ты будешь из пригорода добираться на работу? – ворчала заботливо мама, пока везла меня до дома Кати на своем автомобиле.

– Ну не могу я водить, боюсь – в сто первый раз отвечаю я тебе! – закатила я глаза. – Потом, может, и куплю машину, но не сейчас. Пока что только общественный транспорт!

загрузка...