Порабощенные читать онлайн


загрузка...

Хотя на отдельных индивидах все-таки попадались какие-никакие элементы одежды и украшения старославянского вида, но это ни на йоту не прикрывало их публичной и, видимо, общепринятой наготы. Судя по всему, это и был народ баггейнов. Странно только то, что среди них попадались существа, совершенно не похожие на баггейнов. Их, конечно, было в разы меньше, но все-таки эти твари выделялись и резали глаза. В основном посторонние монстры следовали за баггейнами, словно слуги, а другие стояли за прилавками или торговали чем-то на улицах. Невольно я засмотрелась на одно существо с бледной чешуйчатой кожей и тремя парами глаз. Когда тот повернулся ко мне и начал говорить что-то совершенно непонятное на повышенном тоне, я резво отвернулась и поспешила вперед по улице. Приходилось преклонять голову, изредка поднимая глаза, чтобы меня не раскрыли. Рюкзак, который так и висел у меня на плечах, создавал видимость горба, но это, судя по всему, никого не удивляло, так как на улице встречались и старые баггейны, которые были скрючены похлеще любого горбуна. Их кожа была морщинистой и иссушенной, что вызывало во мне более сильные приступы омерзения. Сквозь смрадный купол плаща ко мне порой пробивались и другие запахи. К сожалению, они были не намного лучше. Ароматы смутно напоминали мне те, которые я ощутила, когда болталась на плече Вадима, пока он пробирался к своему жилищу. Наверное, у них повсюду тут рынки. Интересно, что они продают? Конечно, должно же быть что-то помимо затхлого мяса, которого тут было, по-моему, преимущественно больше, чем всего остального. Я подошла к одному из прилавков, которые располагались тут по всей длине улицы. В одной секции лежали какие-то расфасованные специи, корешки, засушенные травы и конечности каких-то животных, а в другой – целая груда мяса, в прорехах которого ползали мелкие черные насекомые. Зрелище не самое аппетитное. На соседнем же прилавке теснились разнообразные изделия из железа – кое-где ржавого – и камня.

– Что-то хотите купить? – спросил меня «продавец», если этого жилистого тощего монстра с полупрозрачной кожей можно так назвать. Однако говорил он разборчиво, хоть голос и был слегка мерклый.

– Н-нет, просто смотрю, – как можно более буднично ответила я, пониже натянув капюшон.

– Хм, – подозрительно зыркнул на меня тот, а я поспешила удалиться. Пожалуй, подобные диалоги были рискованны. Лучше брести дальше и наблюдать за ситуацией. В общем-то, вся эта местность представляла собой наполовину рынок, а наполовину реальный город. Я думала, что увижу тут первобытные глиняные или деревянные хибары с соломенной крышей, но на деле передо мной простирались гигантские строения из кирпичей и различных камней, которые выглядели вполне основательно и даже цивильно. Кое-где встречались даже постройки, состоящие целиком из металла, что поражало меня не меньше. Здесь повсюду были фонари, поэтому в городе было гораздо светлее, чем на скале, с которой я спустилась. Однако наверху отчего-то парила все так же непроницаемая густая дымка, которая не пропускала сквозь себя ничего. Да, и температурка тут все же была гораздо выше, чем на горе. Сейчас мне становилось действительно плохо до такого состояния, что перед глазами начинала плыть местами темнота, а внутри появлялось ощущение непроизвольной тошноты. Пот лил с меня уже не ручьями, а целыми водопадами. Еще и этот запах плаща, к которому я окончательно совершенно не могла привыкнуть – он мучил меня с тех самых пор, как я вошла в город. Мою измотанность было не передать словами, так как мне казалось, что уж лучше быть съеденной баггейнами, чем еще хоть минуту терпеть все это. Когда я уже готова была сдаться, я услышала сзади себя разъяренный крик:

загрузка…

– Это же мой плащ! А ну-ка стой!

Я обернулась и увидела двух баггейнш, как тут водится, со спиленными рогами. У одной из них было украшение на шее в виде красно-белой плетеной ленты. В остальном они были фактически идентичны. Видать, это те самые подружки-людоеды, которых я слышала, пока была на горе. Дело плохо!

Я долго рассуждать не стала и бросилась бежать что было мочи. Конечно, из-за моего состояния я не могла делать это так хорошо, как раньше, поэтому вскоре мне пришлось скрыться в одном из закоулков и отдышаться. Отдышка была тяжелой, и мне показалось, что я скоро и вправду отключусь.

– Ты думал, мы тебя не учуем? Как ты сюда попал?! – злобно говорила та, что с лентой на шее. Вторая медленно подошла ко мне и с силой сдернула одним движением с меня плащ. От жгучего удушья, которое пронзило меня, я упала, ударившись спиной о стену.

– Человеческая девчонка… Интересно, – пропела та, что содрала с меня плащ. Ее глаза загорелись каким-то любопытным огоньком.

– О-го-го, да нам крупно повезло, такой аппетитный подарочек! – заголосила баггейнша с украшением.

– Не торопись, Юлиана. Тебя не смущает, как она смогла сюда пробраться? – шепчущей интонацией спросила ее подруга.

– Какая разница? Все равно скоро никого это волновать не будет… – Юлиана приблизилась ко мне, истекая слюной и раскрывая свои опасные челюсти, но вторая баггейнша встала у нее на пути, опасливо искоса поглядывая на меня.

– Стой, давай-ка отведем ее к старейшинам. Не мог сюда без посторонней помощи проникнуть человек. В конце концов, она может быть и не одна. Эту девчонку необходимо допросить.

Юлиана закрыла рот со звонким щелчком и задумалась.

– Может, ты и права. Тогда бери ее и пойдем быстрее! Глядишь, ее и разрешат слопать!

– Я никуда с вами не пойду! – как пьяная, промямлила я, пытаясь встать. Затем я вновь завалилась куда-то вбок. Здесь было очень жарко, точно в аду. Душный и жгучий знойный воздух не давал мне трезво соображать. Голова кружилась, и я ничего больше не понимала. Баггейнши громко расхохотались, отчего моя боль в районе висков лишь усилилась.

– Ну не пойдешь, так дотащим! – по-хулигански подмигнула мне Юлиана, со зловещей интонацией понижая голос. Сопротивление мое и вправду оказалось настолько слабым, что я даже изумилась самой себе. Я бы не сдалась без боя, если бы не чувствовала себя так беспомощно и вяло. Юлиана грубо подняла меня и взяла на руки. Голова и конечности мои тут же повисли, словно безжизненные. Я не могла даже пошевелиться как следует, до того мне было плохо. От баггейнш пахло тошнотворно, и это только усугубило мое самочувствие. Почему они все так ужасно пахнут? Неужели тут вообще не моются? Удивительно!

– Я думаю, старейшинам не очень понравится это, – начала более рассудительная и спокойная баггейнша.

– Ульяна, ты вечно накручиваешь себя по мелочам. Ну, всякое бывает в жизни. Мало ли, как попала сюда эта девчонка, – раздраженно заскрежетала зубами Юлиана.

– Хм… не похоже, чтобы это было случайностью, – призадумалась Ульяна.

– Да может, сбежала от какого-нибудь неумелого нашего охотничка! От одного из юнцов! Захотели привести живую жертву, чтобы разделить ее между собой, а она бац и ускользнула, ну? – горячо начала предполагать баггейнша, несшая меня на руках.

– В первый раз такое… обычно никто не убегал, – подозрительно бормотала Ульяна. – С юнцами ходят с недавних пор опытные охотники – таково условие наг…

– Ох, просто замолчи и успокойся! – не выдержала ее подруга, зарычав. – Обычная ситуация! Я вообще не понимаю, зачем мы ведем ее к старейшинам? Сожрали бы сами и были бы довольны! Что сбежало, то пропало, и неважно, кто ее там поймал в действительности! А то ты вечно какие-то разборки устраиваешь, придумываешь что-то… И вообще, хватит упоминать о нагах. Ты же знаешь, я терпеть этих змеищ не могу! Так бы и покромсала их, будь это возможно…

– Посмотрим, что скажут старейшины, – сдержала себя флегматичная баггейнша. Внезапно они остановились.

– А тебе что тут нужно? Уйди с дороги! – с вызовом воскликнула вспыльчивая баггейнша. Я хотела открыть глаза, но это было так тяжело. Веки словно свинцом налились.

– Отдайте девчонку. Это не ваша добыча, – прорычал Вадим. Впервые, наверное, в жизни я была рада, что он нашел меня. Я бы сейчас заулыбалась, да вот только моя мимика была мне на данный момент не подвластна.

– Твоя, что ль? – лукаво поинтересовалась вторая. – Прости, братец, но Юлиана тут недавно верно подметила: что сбежало, то пропало.

– Она не сбегала. Это я ее потерял, – не убавляя пыла в голосе, сказал Вадим.

– Тем более! – злорадно усмехнулась Юлиана, сильнее сжав мои плечо и бедро. – Убирайся, Вадим! Последний раз повторяю.

– Юлиана, Ульяна, я не хочу драться против своих сестер, но придется, ведь девчонка моя, – уже более миролюбиво проговорил Вадим, хотя в его интонации все еще был некий воинствующий дух.

– Ты понимаешь, какой опасности подверг наш народ?! А если бы она выбралась на поверхность и всем рассказала? Нас и так мало из-за этих людишек осталось, а ты позволяешь себе такие оплошности! Да еще и готов ради этого куска мяса драться против собственных сестер! – на удивление пылко и гневливо начала ругаться Ульяна. – Позор тебе, Вадим!

– Для меня мои потребности и инстинкты – превыше всего, – с надменной усмешкой, но как-то фальшиво произнес Вадим.

– За такие слова ты поплатишься! – взвыла яростно Юлиана и наплевательски отбросила меня в сторону, кажется, пытаясь атаковать Вадима. Я упала на землю, покатившись колбаской до тех пор, пока не врезалась в стену. Было больно, но я опять-таки никак не могла отреагировать на это, ведь половина моего сознания уже плавала где-то далеко-далеко. Я, конечно, соображала, слышала, даже о чем-то думала, но это все больше походило на какой-то нелепый и долговременный болезненный сон, словно я пребывала в коме.

Долгие пять минут я слушала то, как рядом со мной происходит какая-то подвижная шумная возня. Вскоре на землю упали два обездвиженных тела, а меня мягко подняли на руки и поспешно куда-то унесли. Дальше все было как в тумане. Я слабо помнила, что конкретно делал Вадим. В моей памяти сохранились лишь мимолетные следы, которые, возможно, могли напомнить мне о том, что случилось после стычки Вадима с баггейншами. Я видела резко меняющиеся кадры. Сначала какие-то быстрые передвижения, прыжки и бег. Я слышала сбивчивое дыхание баггейна. Я чувствовала, как он отчего-то торопится и спешит поскорее отнести мое тело куда-то. Затем множество скрипучих тяжелых звуков, которые неистово резали мой слух. Потом пронзительный холод, который так приятно обволок мою кожу, позволил вздохнуть полной грудью и ощутить живительный кислород в легких. Далее ступор. Все застыло, и я стала осязать под собой твердую прохладную почву. Вокруг шумел и тонко завывал легкий ветерок. До меня долетали шелест листьев, стрекотание насекомых, редкое чириканье птиц. Я была наверху. Почему? Еще секунду назад я чувствовала повсюду жар и духоту подземелья и зловонное дыхание баггейнов, видела их омерзительные очертания, а тут прекрасная земная природа, которая спасла мне жизнь воздухом и умеренной температурой, показавшейся мне сначала в контрасте весьма низкой. Как это необычно – снова ощущать себя живой и сознательной. Именно в этот момент я поняла, насколько ценна природа, насколько много она дает человеку. Без нее он просто не смог бы жить, погрязнув в удушливых заводах и фабриках, задохнувшись в камне и бетоне. Только леса, горы, реки, поля могут насытить человека по-настоящему, подарив ему истинное ощущение живости и реальности. Ни одно производство не заменит то, что создавалось веками, еще до рождения разумных существ. Ведь из этого получится лишь никчемная искусственная копия, которая в скором времени не сможет служить человеку в полной мере, превратившись в обыкновенную фальсификацию. Только природа со всей своей безграничностью истинна и реальна. Ничто и никогда не сможет заменить ее, как бы человечество ни старалось и ни изворачивалось.

Я широко распахнула слипшиеся веки, жадно и судорожно глотая кислород ртом. Я лежала на земле рядом с лесной зоной. Вдали виднелся еще спящий город. Небо было мутно-синим и блеклым, а воздух прохладным и влажным, но таким свежим и желанным. От резкого прихода в себя начала остро болеть голова, но я не обратила на это внимания, ибо пыталась собрать воедино все то, что творилось в моем сознании. Образы, воспоминания, звуки, голоса, ощущения и силуэты смешались со смутными мыслями, которые постоянно стремительно менялись. Первые секунды я даже не понимала, где нахожусь, но, когда увидела рядом с собой Диану, все тут же встало на свои места.

– Диана! Диана!!! – я подползла к подруге и начала трясти ее. Не сразу, но та пришла в себя, откашлявшись.

– М-м-м… Соня? – пробормотала сонно и слабо она. – Это правда ты?..

– Ну конечно! – я начала плакать от счастья. Все уже позади. Диана жива, и мы выбрались на поверхность. Неважно как, неважно почему, но мы уцелели.

– Господи… Что произошло?.. – хриплым голосом шептала бедняжка, пытаясь хоть немного двигаться.

– Ты ничего не помнишь? – почему-то разочарованно спросила я, ощупывая и осматривая подругу. Она лихорадочно вздохнула, и из ее глаз покатились слезы. Лицо Дианы приняло мученический вид.

– Лучше бы не помнила, – совсем тихо промямлила она, сворачиваясь в позу эмбриона, словно пытаясь защититься от чего-то.

– Дианочка, все хорошо. Мы на поверхности. Сейчас главное – добраться до моего дома. Атам уж мама позаботится о нас… потом мы вернемся к нормальной жизни и забудем все это, весь этот кошмар, обещаю тебе! – эмоционально и сумбурно затараторила я, давая волю слезам. Диана привстала и вяло обняла меня. После того, как мы немного отошли от случившегося, мы направились в сторону города. Мне приходилось помогать Диане идти, так как она была очень изнеможена. Пока мы шли, я решилась задать ей пару вопросов, которые возникли в моей голове.

– Диана, что он делал с тобой? – она ничего не ответила мне, хотя точно услышала. – Диана?

– По сути, ничего. Он больше запугивал меня, хотя порой его слова очень сильно противоречили действиям, – честно созналась она, призадумавшись.

– Но он держал тебя в темнице, – немного разозлилась я на баггейна.

– Да. Но он приносил мне еду и питье. Это удивило меня, ведь… он вроде как неположительный персонаж, – медлительно протянула подруга, продолжая хромать и опираться об меня.

– А твоя рана? – не унималась я.

– Он периодически обрабатывал мне ее… – смутилась отчего-то подруга, слегка даже покраснев, что отчетливо было заметно на ее бледном измученном лице.

Пожалуй, такой расклад ввел меня в окончательное оцепенение. Я даже не знала, что и сказать на такое. Баггейн заботился о человеке? Почему? Мне казалось, что я получила ответы на все свои вопросы, но сейчас их стало намного больше. Все это было очень нелогично и подозрительно.

– Он говорил с тобой? Рассказывал что-нибудь? – продолжила я свой бесконечный расспрос.

загрузка...