Порабощенные читать онлайн


загрузка...

– А, – словно опомнился Вадим, – нет, я сейчас подойду. Только донесу добычу до дома. Что опять этим тварям понадобилось?!

– Хорошо, я жду тебя у старого здания библиотеки – нужно оттуда кое-что тоже перенести в новое здание, – удовлетворенно согласилась неизвестная и, кажется, удалилась, оставив вопрос Вадима без ответа, словно так и было положено. Вадим тут же продолжил этот непростой марафон. Интересно мне было бы посмотреть на жителей подземного мира, да вот только боюсь, что этого я уже не сделаю никогда. А жаль.

Вадим приостановился и куда-то зашел. После чего он скинул меня с плеча, свалив на какой-то приятный ковер. Хоть я и упала на что-то бархатистое, приземление это не смягчило. Я разлепила глаза и схватилась за живот, так как к нему резко прилила кровь. Не самое приятное ощущение, да еще и копчик по ходу ушибла. Блеск!

– Ты почти молодец, – как-то сухо и равнодушно бросил он, заглядывая за плотную темную шторку рядом с огромной дверью странной формы. Я огляделась. Мои ожидания касательно жилища баггейна не оправдались. Я думала, что увижу голую сырую пещеру, полностью забросанную костями, забрызганную кровью, с кучами мусора и хлама, но на деле я наблюдала совершенно иную картину. Это действительно была каменная пещера, но она была прибранной, сухой и в какой-то степени уютной, теплой. Обиталище Вадима представляло собой два грота, один из которых был поменьше. Они были соединены небольшим округлым кривым проходом, отделанным деревянными балками. Здесь было множество ковров и прочих тканей, которые были развешаны по стенам и полам. Также в жилище баггейна было очень светло из-за обилия лампочек, которые я замечала и в каменном коридоре, по которому мы еще недавно шли. В помещении располагалось не так много мебели, как, к примеру, в обычных домах. Здесь были лишь диван, стол со стульями, парочка сильно ободранных и зашарканных тумб, а во втором гроте располагалась архаичного вида большая кровать. Больше всего я удивилась, когда глаза мои наткнулись на огромный шкаф, полностью заставленный старыми книгами, и ни одна из них не была запыленной. Видимо, я слишком сильно недооценила баггейна. От этого мне стало еще более обидно, чем раньше.

– Ты здесь… живешь? – робко поинтересовалась я.

– Ну, раз я тебя сюда притащил, стало быть, да! – вспыльчиво шикнул на меня Вадим. Я встала и поправила на себе сбившуюся одежду. Как-то он переменился после того нашего разговора о его племени. Видимо, мне не стоило затевать этот диалог…

– Где Диана? Ты обещал мне ее вернуть? – повелительно спросила я, пытаясь не показаться дотошной, что у меня явно не получилась. Вадим оторвался от окна – он высматривал там что-то с очень настороженным видом – и перевел свое внимание на меня. Плотоядная хищная улыбка вновь озарила его лицо, и в глазах у мужчины заиграл маниакальный огонек.

загрузка…

– Видишь ту дверь, – он головой указал на небольшую дверцу, которая очень неприметно располагалась рядом с разваливающимися тумбами, – там твоя подруженция.

Я сразу же метнулась к двери, но он в мгновение ока остановил меня, сжав мое плечо с такой силой, что я осела на пол от боли.

– Ай! Пусти! – взмолилась я, пытаясь скинуть с себя тяжелую руку баггейна, но он лишь довольно заулыбался, хмыкнув.

– Не торопись так, принцесска, – зловеще изрек монстр, – я хочу сначала тебя предупредить. Мне нужно отойти по делам, но ты даже не пытайся сбежать. У тебя это не выйдет, так как даже если ты сумеешь выбраться отсюда на руках с раненой и обессиленной подругой, вы далеко не уйдете. За дверью – огромный город, а этот уровень находится на большой высоте от основного, так что шансов у вас просто не будет. Ты не сможешь отсюда спуститься. Вы умрете обе, а так у тебя будет возможность спасти свою ненаглядную Диану.

– Я поняла тебя, только отпусти, мне больно, – через силу процедила я, так как почувствовала, как трещат мои кости в районе плеча. Баггейн швырком убрал свою руку и незамедлительно направился к выходу из пещеры.

Когда за ним с грохотом захлопнулась тяжеловесная дверь, я сумела успокоиться, хотя плечо мое все еще ныло от этого жестокого проявления со стороны Вадима.

Почему он так зол? Хотя причина очевидна, но не я принимала решение по отстройке города и метро. Да, я виновата, но частично, и я сильно каюсь. Неужели он этого не видит?

Сумев преодолеть резь в плече, я поспешила к Диане. Время было на исходе. Я с шумом и треском вломилась в дверцу и застала чудовищную картину. Диана сидела в пустой и темной каменной комнате, прикованная ржавой цепью к решетке высокого единственного тут окна. Она была вся в грязи, в засохшей крови. Я не могла поверить своим глазам. Видимо, я сильно погорячилась, когда решила, что ошибалась в Вадиме, да и в баггейнах в целом. Они и вправду бессердечные и хладнокровные монстры, настоящие убийцы и садисты. Подруга сидела в полубессознательном состоянии, пытаясь еле-еле шевелить трясущимися руками. Я оторопела от шока и встала, как вкопанная, в центре комнатушки. Лицо Дианы было в слезах, и весь облик ее являл собой всемирную немощь и беспомощность, поэтому у меня в голове уложиться не могло, как у Вадима вообще поднялась рука на слабую беззащитную девушку. Урод!

– Диана! – я впопыхах бросилась к ней, пытаясь снять с нее цепь. На удивление, это оказалось проще простого. Почему же она сама тогда не освободилась? Может, у нее уже просто не было сил? Более странным оказалось то, что на ее руках – я кратко и бегло взглянула на них – совершенно не было отметин, которые могли бы говорить о том, что подруга была прикованной. Ладошки ее были сжаты в маленькие кулачки. Но я решила, что все это не имеет значения, ибо главное – я нашла ее, и она жива.

– Боже мой! – я обняла ее. – Ты как? Ты можешь передвигаться?

Мои глаза от счастья заслезились, а голос начал сбиваться, меня переполняли самые разнообразные эмоции, с которыми тяжело было совладать. Я помогла подруге подняться на ноги, словно она годовалое дитя, которое только-только учится ходить.

– Да, только мне очень плохо… прошу, – сиплым голосом прохрипела Диана, хватаясь за мои руки. Хоть она и была, по словам Вадима и по своему внешнему виду, обессиленной, хватка у нее была – будь здоров. Ее горячие и сухие ладони буквально впились в меня.

– Ауч! Диана, не так сильно, – я пыталась немного от нее отгородиться. Что с ней происходит? Хотя это и неудивительно: сколько времени она просидела тут?

– Прости меня! Но я так рада тебя видеть! Я знала, что ты скоро придешь! – с каким-то неестественным безумием в глазах чувственно заговорила подруга. Я ее не узнавала.

– Ну как же?! Как же я могла оставить тебя тут?! – я окончательно дала волю эмоциям, но сразу опомнилась. – А откуда ты знала, что я приду?..

Она помедлила, но потом ответила:

– Он говорил.

– Он?

– Вадим, – порывисто выпалила Диана, сильнее пытаясь припасть ко мне. Да что с ней не так? Почему она пытается быть максимально близко ко мне? И откуда эта тревога внутри меня? Стоп! Откуда Диана знает, как его зовут? Может, он представился ей. Хотя, судя по манерам этого баггейна, на него это мало похоже. Ладно, опустим подробности. Сейчас это неважно. Я нашла ее, и я смогу вызволить подругу из этой темницы. Кстати говоря, здесь действительно было гораздо холоднее, чем в основном помещении, и совсем не было света. Судя по окровавленным стенам, именно тут Вадим держал своих жертв. Жуть какая! Когда радость начала понемногу уступать место трезвому мышлению, я вгляделась в пейзаж, который был за решетчатым окном. Меня ждало поразительное зрелище. Вадим не соврал, когда сказал, что это целый подземный многоуровневый город. Увидеть какие-то отдельные детали не представлялось возможным из-за вездесущего густого шипящего пара. Казалось, что все подземелье необъятно. Оно горело огнями, шумело и копошилось. Досюда лишь отдаленно долетали какие-то многочисленные звуки, которые сливались в один непонятный галдеж и гвалт. Из-под окна доносились те самые инфернальные стоны, которые я слышала в своем сне, когда ехала в метро на сходку, они исходили из какого-то широкого оврага. Значит, мне не послышалось? Я с самого начала была близка к этому месту. От таких мыслей меня пробрала дрожь. Опять-таки я не могла увидеть, что творилось в самом низу разлома, так как расстояние было настолько огромным, что впадина начинала темнеть вглубь.

– И все свои годы мы ходили по земле, не подозревая, что творится под ней, – пробубнила я монотонно, припав лбом к решетке. Диана ничего не ответила. Она стояла за моей спиной и тяжело дышала, издавая изредка странное утробное кряхтение. Я медленно повернулась к ней и оценила масштаб катастрофы. На ногах она держалась вполне неплохо, даже слишком, учитывая все то, что подруга пережила. Но эта кровь по всему ее телу не внушала мне никакого доверия. Она была ранена. Только в каком месте?

– Я поищу здесь что-нибудь вроде аптечки. Может, у этого монстра есть здесь хотя бы бинты… – я прошла мимо Дианы, но она даже не дернулась. Она продолжила стоять на одном месте в весьма вычурной позиции. Все-таки вела она себя очень подозрительно. Что-то с ней стало не так…

Я прошла до распахнутой настежь двери и заметила за ней человеческую ногу. Я нахмурилась и слегка отодвинула дверь, и меня застала очередная неожиданность. За дверью лежала еще одна Диана. На этот раз кровь у нее была только в районе правого плеча, но нигде больше, до кучи на ней была моя пижама, та самая, в которой подруга ложилась спать в свою последнюю ночь в моей квартире. По-моему, это была настоящая Диана.

Тогда кто же был прикован к окну? Я развернулась и взглянула на Диану номер один, которая уже успела развернуться ко мне. На ее лице примостилась дьявольская улыбка. И только сейчас я заметила те вещи, которые не увидела в самом начале: когти – не такие длинные и неухоженные, как у Вадима, но все же они имели место быть. Видимо, я потому их и не приметила сразу. Девушка обнажила зубы и выставила напоказ острые челюсти истинного хищника. Ушей я разглядеть не могла, так как распущенные волосы скрывали очень многое. Но самое главное – на ней было какое-то рваное платьице, бывшее когда-то белым. И какого черта я с самого начала не напряглась по этому поводу? Видимо, эмоции перекрыли работу моего мозга. К тому же, если приглядеться, на ее теле совершенно не было ни раны, ни даже единой царапинки. Эта тварь просто вымазалась в крови и грязи.

– Кто ты? – выжидательно спросила я, стараясь не показывать испуг. Девушка еще сильнее оскалилась и продемонстрировала очень длинный язык, как у ящерицы, которым она облизнула свои высохшие губы.

– Ты баггейн? – прищурилась я.

– Поняла наконец? Видимо, великолепную Алику раскусили, хах, – не дианиным голосом усмехнулось существо. Тут девушка начала очень плавно трансформироваться в свое обличье. Черт! Ну меня же предупреждали, что они могут принимать какой угодно облик! Какая же я глупая и невнимательная!

Теперь передо мной стояла юная особа лет двадцати. Она была худосочной, но довольно высокой и подтянутой. У незнакомки были черные длинные волосы и ярко-зеленые, почти изумрудные глаза. Лицом она чем-то напоминала кореянку: маленькие черты лица, узкие глаза, крохотный широкий нос, тонкие губы.

– Что ты тут забыла? – наступая на горло собственному страху, спросила я вызывающе, окинув девушку манерным взглядом. Пока она стояла на месте, я времени даром терять не стала и поспешила к лежащей в углу за дверью Диане. Она была без сознания, но пульс подруги был ровным и четким. Значит, она, к счастью, жива. Судя по тому, как равномерно зарастала ее рана на плече, о ней заботились. Неужто Вадим?.. Как странно.

– Это я у тебя хотела спросить! – мгновенно переместилась ко мне девушка, одним движением руки захлопнув дверь. В результате мы остались в полной темноте. На неровный каменный пол падала лишь тусклая полоска света от окна. И тут меня хватил ступор. Я не знала, что ей ответить. Сказать, что я жертва Вадима, было бы неимоверно глупо, так как я выглядела вполне живенькой и бодренькой, и даже почти не помятой. Тогда оставалось только одно.

– Я пришла за подругой, – храбро выхлестнула я, поднимаясь на ноги. – Вадим похитил ее.

Девчонка иронично заулыбалась, показывая блестящие от слюны клыки. Она источала какое-то завораживающее безумие и захватывающее безрассудство, которое сейчас было очень некстати для меня. Эта баггейнша была настроена явно не дружелюбно…

– Сама или помог кто? – ее голос больше походил на сумасшедший шепот, словно девчонка куда-то торопилась и была нетерпелива. Ее вопросы ставили меня в беспросветные тупики. Я не знала, как на них отвечать, но ответы мои в любом случае должны были быть нейтральными. И не потому, что я хотела защитить Вадима, а потому что мне необходимо было спасти Диану и самой не быть съеденной раньше времени.

– Твое какое дело? – решила я рискнуть и пойти на грубость. Девушка яростно захрипела, сжав губы в одну жесткую линию, и начала медленно приближаться, блокируя мне любой путь отступления.

– Видимо, Вадим что-то напутал… – зашипела она, как змеюка. – Подумал, что может в одиночку съесть двух живых людишек, не поделившись с остальными. Как невежливо с его стороны!

Я начала отходить назад, не сводя пристального взгляда с баггейнши. Сейчас мы выглядели с ней, как кролик и удав. Кажется, она собиралась немедленно накинуться на меня. Ее взгляд был полон дикости и агрессии по отношению ко мне, а еще в ее глазах читалось нетерпение. Она была голодна. Внезапно Диана начала приходить в себя: она жалобно застонала и попыталась подняться, хотя сил у нее для этого было слишком мало. Я попыталась метнуться к подруге, но эта тварь преградила мне дорогу, топнув ногой с такой силой, что я ощутила под собой немедленную вибрацию. Я остановилась и вновь кинулась назад, к стене. Отступать дальше было некуда.

– Хм, – остановилась она, театрально задумавшись и вскинув взгляд кверху. – Пожалуй, я начну с нее.

Девчонка мгновенно переместилась к Диане и схватила ее за горло. Та плаксиво запищала, но сопротивляться не смогла. Я закричала от ужаса, так как баггейнша раскрыла свою аномально гигантскую пасть и высунула склизкий длинный язык. Она стала облизывать шею моей подруги в том месте, где была кровь, а затем переместилась на плечо, к ране. Я не могла больше выносить этого, и меня пронзила внезапная боевая ярость. Я с воплями бросилась на эту гадину, и мы с ней кубарем повалились куда-то в сторону. Я себя не узнавала: я билась, как настоящая амазонка, выкрикивая какие-то малопонятные нецензурные слова в порыве драки. Баггейнша явно не ожидала подобных действий с моей стороны, а потому поначалу ориентировалась плохо, но все-таки она была многократно сильнее меня, и ей не составило особого труда приостановить мой напор. Девушка схватила меня за шкирку и приподняла над землей одной рукой – вот это мощь! Сама же она окончательно выпрямилась и стала ощупывать второй рукой лицо, которое я ей изрядно помяла.

– Вот стерва! – прошипела гневно она, потирая когтистыми пальцами глаза. – Прыткая, однако!

– Ты не представляешь насколько! – громко завопила я и пнула ее навису в живот ногой со всей дури, пока баггейнша полностью не пришла в себя. В результате я выскользнула из ее руки и вновь пошла в атаку, я была в первобытном состоянии аффекта.

загрузка...