Похищающая души читать онлайн


загрузка...

— Я не знаю, — у Гейджа возникло тягостное чувство.

— Кейт имеет для него какое-то значение. Нам нужно понять, что Ливен от нее хочет, ибо чутье подсказывает мне, что он еще вернется.

По венам Гейджа с ревом пронеслась ярость. Только через его труп. Ни за что на свете он не позволил бы Ливену приблизиться к Кейт. Никогда.

— Я пойду домой, — Кэл остановился в дверях. — Гейдж, поспи немного.

— Да, — Гейджу пришлось потрудиться, чтобы подавить гнев.

После ухода Кэла в лаборатории воцарилась тишина. Большинство жителей острова уже лежали в своих постелях и видели сны о чем-нибудь нормальном или о том, что запланировали на предстоящий день.

Окинув взглядом лабораторию, Гейдж пошел вперед, ведомый чем-то, что не мог осознать или описать. Он остановился возле своего рабочего места и поглядел на дверь. Как можно спать, когда Кейт лежит там одна и мучается? Гейдж представил ее лежащей на кровати, свернувшейся в клубочек и смотрящей в стену. Не двигаясь, не разговаривая. Точно так же, как всю первую неделю ее пребывания на острове.

Гейдж сжал руку в кулак. Горечь ожогом растекалась под ребрами. Ударив ладонью по столешнице из нержавеющей стали, он повалил стройный ряд пустых пробирок. Одна из них скатилась на пол и разбилась.

Гейдж уставился на битое стекло — осколки того, что когда-то было цельным, но теперь не подлежит восстановлению. Со вздохом он нашел щетку с совком и убрал беспорядок.

Кейт не сможет снова стать той женщиной, какой была прежде. Ей предстоит смириться. Самым большим шагом станет понимание того, что ее жизнь не закончилась.

«Пожалуйста, убей меня», — к горлу Гейджа подкатила желчь.

Слова Кейт будут преследовать его еще очень долго. Точно так же, как преследовали слова Тео. Брат просил о помощи, но Гейдж был так поглощен работой, что ничего не заметил.

Но, черт возьми, он не подведет Кейт.

Она сильнее, чем сама думает. Он не позволит ей проиграть.

И Гейдж самому себе не позволил бы проиграть. Только не снова. Он знал, что его сердце не выдержит второго раза.

И если Кейт необходимо поверить в себя, для начала в нее должен поверить он.

Гейдж направился к двери ее комнаты.

Глава 3

Дверь резко распахнулась.

Повернув лежащую на подушке голову, Кейт уставилась на Гейджа. Он стоял на пороге, широко расставив ноги, будто готов к сражению.

— Вставай, мы уходим, — сказал Гейдж.

— Я же под замком, или забыл? — моргнула она.

— Да, ну, в общем, Кэл неправ. Я — твой врач. Я прописываю тебе прогулку по пляжу.

— Ты с ума сошел? — Кейт села и подвернула под себя ноги. — Ты видел, что я натворила. У меня может поехать крыша, и тогда я высосу души изо всех людей на этом острове.

— Я видел, к чему тебя принудил человек Ливена.

Она потеребила кромку белой футболки, пришедшей на смену желтой. Кейт отчаянно желала видеть себя глазами Гейджа. Он потоптался с ноги на ногу.

загрузка…

— Ты хочешь вернуть свою жизнь?

— Пустые попытки, — у нее задрожали губы, и она их сжала.

— Не трусь, Кейт, — Гейдж протянул ей руку. — Пойдем и поделаем что-нибудь нормальное.

Она колебалась. Если не считать похищение Джаггером, Кейт с самого прибытия в Приют ни разу не выходила на улицу.

С болезненной тоской в душе она посмотрела на протянутую руку. Поднявшись, Кейт шагнула к двери, но остановилась.

— Ты идешь? — Гейдж пошел по направлению к лаборатории.

В дверном проеме она замерла. Всего один шаг, и можно будет вновь почувствовать себя нормальным человеком. Какого черта ее сердце колотилось, словно литавры? Кейт заставила себя шагнуть за порог.

Она проследовала за Гейджем через затемненную лабораторию. Кейт знала, что здесь он проводит тесты и ищет способ помочь аномалиям вроде нее — с особыми смертоносными способностями. Полная противоположность Ливену и его ученым.

Затем они вышли на улицу.

Кейт набрала полную грудь чистого ночного воздуха и вслушалась в тихий шум волн за пальмами на пляже.

Ступая между деревьев, Кейт заметила, что Гейдж намеренно обогнул то место, где она убила Джаггера. От нахлынувших воспоминаний о похищении души у нее участился пульс, но вместо них она сосредоточилась на идущем рядом с ней мужчине.

С его ростом Кейт едва доставала ему до плеча. Гейдж был долговязым, но для своей профессии мускулистым. Закатанные рукава обнажали золотистую кожу натренированных предплечий. Очевидно, Гейдж регулярно выходил из лаборатории.

Они шагнули на белый песок идиллического пляжа, изогнутого изящной дугой и омываемого поблескивающими в лунном свете волнами. Кейт не обулась и с наслаждением погрузилась пальцами ног в песок. Глубоко вдохнув, она запрокинула голову, чтобы посмотреть на россыпь звезд в ночном небе. В воздухе витал сочный аромат какого-то тропического цветка.

Впервые за долгое время Кейт почувствовала душевное спокойствие и тишину.

— Летом я каждую субботу уезжаю из города на пляж, — не подумав, сказала она.

— Что тебе больше нравится: плавать или лежать на солнце? — спросил Гейдж.

— И то, и другое.

— Звучит заманчиво.

— Я открываю люк на крыше своей машины. У меня маленький «Фольксваген жук», — на секунду Кейт снова стала той женщиной, беззаботной и счастливой. — Однажды я отвезла свой класс изучать камни на берегу, — она помнила эхо детского смеха на ветру.

Боль резанула ее подобно воткнутому в живот острию. Ученики, наверняка, гадали, куда пропала мисс Хартман, но теперь другой учитель проверяет их тетради, задает им уроки и успокаивает страхи.

Сможет ли она когда-нибудь посмотреть в эти невинные лица? Кейт больше не была милой учительницей. Она стала убийцей.

Все остальное затмил врожденный инстинкт, противостоять которому ей придется до конца дней. У нее сдавило горло, словно его обмотали колючей проволокой.

Теперь шум волн превратился в горькое напоминание об утрате.

— Я хочу вернуться в свою комнату, — Кейт отвернулась.

— Ты не можешь скрываться от всего мира, — Гейдж серьезно и пытливо смотрел на нее карими глазами. Вот только Кейт не знала, сумеет ли посмотреть в ответ. — Почему бы нам не присесть?

Опустившись на песок, Гейдж принялся смотреть на волны. Она устроилась рядом, но осторожно, чтобы тела разделял минимум метр песка.

— Я всего лишь снова хочу стать самой собой.

— Значит, мы будем к этому стремиться.

— Ты на самом деле думаешь, что я когда-нибудь смогу вернуться домой? — по щеке скатилась слеза, но Кейт порывисто ее стерла.

— Я думаю, мы всегда можем вернуться домой.

— Даже если я не могу вспомнить, что вызывает у меня улыбку? — она обняла себя руками. — Даже если боюсь находиться рядом с людьми?

— Будет непросто, но ты достаточно сильная, чтобы бороться за то, чего хочешь.

С ресниц упала еще одна капля, и Кейт опустила ладони на песок.

— Все что я помню — убийство. Высасывать душу — самые сильные и приятные ощущения из всех возможных. Они заслоняют собой все остальные.

— Просто дай себе время. Воспоминания исчезнут. За последние несколько месяцев ты прошла бо́льшую часть пути.

Как же он в нее верил. Кейт завидовала его непоколебимости.

Опустив взгляд, она увидела, что их руки лежат на песке лишь в нескольких дюймах друг от друга. Боже, как же ей хотелось коснуться Гейджа. Он был таким теплым, а Кейт чувствовала ледяной холод, окутывающий все ее существо.

Подняв взгляд, она увидела, что Гейдж наблюдает за ней. Под терпеливым взглядом карих глаз в ней вновь пробудилась уродливая половина души. Кейт передвинула руку, пока между их пальцами не осталось лишь несколько песчинок.

— Сегодня я уже убила человека, и могу убить тебя. Одно касание, и ты умрешь.

* * *

Гейдж посмотрел на тонкие руки Кейт — оружие опаснее любого пистолета.

— Ты пытаешься меня напугать.

— Я и сама себя боюсь, — пожала она плечами и запустила пальцы в песок. — Я с удовольствием убила похитившего меня человека. Мне всегда будет нравиться красть души… — у нее перехватило дыхание, а голос превратился в прерывистый шепот, — …так что, боюсь, мне никогда не стать той, кем я была прежде.

Глаза Кейт являли собой голубые омуты боли. Она напряглась всем телом, готовая толи бежать, толи драться.

Все это разрывало Гейджа изнутри. Отбрасывало его назад во времени более чем на десятилетие. К другому молодому похитителю душ, тонущему в гневе и чувстве вины.

Кейт нужно было принять себя, ведь только тогда она сможет двигаться вперед.

— Мой брат был похитителем душ.

— Да? Но ты не аномалия.

— Не аномалия. Я всегда считал, что Тео повезло, — в то время как сам брат чувствовал себя про́клятым. — Он убил свою невесту.

Кейт не отводила взгляда от Гейджа. Он смотрел на то, как лунный свет превращает ее волосы в жидкое серебро.

— Они поссорились, и его сила вышла из-под контроля, — потому что Гейдж расширил способности брата до того предела, когда их стало невозможно удерживать в узде. Во всем случившемся виноват только он. — Тео так и не оправился.

— Что сейчас с твоим братом?

— Он мертв, — даже по прошествии стольких лет эмоции по-прежнему захлестывали Гейджа удушающей волной. — Его убила собственная вина. Тео бросился под поезд.

— Ох, Гейдж, мне так жаль.

Он увидел на горизонте мелькание света в ночи — какое-то проплывавшее мимо судно.

— Тео был моим братом. А еще участником программы, во главе которой стоял я, — и был настолько поглощен работой, что не удосужился подумать о последствиях. — Ты считаешь меня каким-то благодетелем, но прежде чем я приехал на остров, проводил эксперименты на аномалиях точно так же, как ученые Ливена.

Кейт шумно выдохнула.

Гейдж сгорбился, и некоторое время они сидели в тишине.

— Ты заставлял их?

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16