Михаэлла и Демон чужой мечты читать онлайн


загрузка...

— Сегодня Ночь покровителей. Молодежь устраивает гулянья, делают чучела из соломы, вместе с ними идут в лес на пикник, потом ближе к утру чучела сжигают и прыгают через костры. Еще ищут мифический клад. Весело, наверное… Я ни разу не ходила.
Даже не вспомнила о празднике, пока Тавиш не услышал песни на другом конце селения.
— А по-моему, глупость несусветная, — бросил беловолосый и решительно зашагал дальше.
— Это дань уважения покровителям! — возмутилась я, как и пристало всякой дочери Лунной Матери и Солнечного Отца, но в этот раз почему-то почувствовала себя до крайности глупо.
Насмешливый взгляд Тавиша лишь добавил сомнений.
— Скорее повод нажраться дешевой выпивки, поорать песни и позажимать девок в лесу. — У моего спутника имелось свое видение традиции. — Не думаю, что этим вашим покровителям приятно, что их изображают соломенными куклами, а потом сжигают. Ну, если на минутку допустить, что они вообще существуют.
— Ничего святого для тебя нет! — ужаснулась я.
— Есть, — к огромному моему облегчению, не согласился наколдованный.
Вот зря я все-таки на этом не остановилась! Не стоило спрашивать.
— Что же?
— Мои желания. Счастье и безопасность для меня и моих близких. Достаток. Справедливая месть, — перечислил он все то, что старый жрец из храма снисходительно называл мирской суетой. — Да много чего еще можно придумать. Но позажимать девок в лесу я тоже не откажусь, даже если ради этого надо притвориться, что следуешь каким-то там традициям!
Если отбросить шелуху, правдивое зерно в его словах было. По старым верованиям, в эту ночь можно было все или почти все.
Сказать что-нибудь еще я не успела, мы как раз подошли к красному дому с вырезанными кошками на оконных рамах. Да с чего он вообще взял, что Арина в праздник никуда не пошла? Но Тавиш, поправив на плече сумку и крепче перехватив мою руку, уверенно прошел в калитку и распахнул дверь, ведущую на веранду. Рука его при этом вспыхнула белым, мой слух уловил еле слышный звон.
— Что бы ни происходило, держись за мной и не влезай, — сквозь зубы процедил наколдованный.
Наверняка происходить будет какое-то гадство. Но даже если захочу, повлиять на Тавиша все равно не сумею. А прислушавшись к себе, поняла, что и не хочу. Ведьма — его дело. И магия у него. Ему же и виднее, как со всем этим быть.
Ходить далеко не пришлось. Арина нашлась на веранде, рядом с огромным котлом. Запах вокруг витал знакомый, было жарко от огня, а сама ведьма выглядела уставшей, даже измученной. Значит, она тут давно.
— Ну здравствуй, Арина, — обозначил наше присутствие Тавиш.
Ведьма медленно повернулась.
Но почему-то не стала колдовать. Даже не попробовала.
Взгляд ее вцепился именно в меня.
— Я и представить себе не могла, что без тебя будет так трудно ухаживать за больными, — выдохнула Арина и вроде бы даже пошатнулась. — А мне еще отвары лечебные делать. Еле на ногах держусь.

загрузка…


В подтверждение своих слов она тяжело опустилась на низкий табурет и принялась обмахиваться рукой. Сомневаюсь, что от этого стало прохладнее.
— Лихорадка? — ужаснулась я. — Уже? Но еще же только конец весны…
— Вчера четверо заболели, — поведала ведьма.
— Потом посекретничаете, девочки, — едко оборвал нас Тавиш. — Сейчас я хочу видеть описание ритуала, который ты провела перед моим появлением, и знать, кому предназначался такой подарочек.
Ведьма прикусила губу, болезненно сглотнула и вполне правдоподобно соврала:
— Мне. — Я знала, что это ложь, потому что Тавиш как-то обмолвился, что чувствует еще кого-то. Не верить ему не получалось. — Я женщина одинокая, вот и решила…
Выкрутиться не получилось. Тавиш даже дослушивать не стал. В одно смазанное движение оказался рядом с ведьмой, а в следующий миг словно котенка вздернул ее с табурета и наклонил над котлом. Так низко, что красивое лицо с высокими скулами раскраснелось от пара. Пузырьки, лопаясь, жгли кожу брызгами. Арина пронзительно вскрикнула и забилась в руках своего создания.
— Пр-р-равду, — в голосе беловолосого явственно послышались рычащие нотки. — Иначе даже Михаэлла рядом с тобой красоткой покажется.
Ситуация приняла опасный оборот, но даже сейчас ведьма не воспользовалась даром.
— Беата Ффруа!.. — почти прокричала Арина. — Мой дом стоит на их земле. Здесь замыкается моя сила. Я практически принадлежу им. Я не могла отказать! Прости-прости-прости меня!
— Ближе к делу, — отстраненно потребовал Тавиш и хорошенько тряхнул пленницу, отчего та в отчаянии заскулила.
— Она хотела себе ручного любовника. Полностью подконтрольного ей, но в то же время сильного, мужественного и все такое, — лепетала ведьма, отчаянно изворачиваясь в руках мучителя. Ее лицо цветом уже напоминало спелый помидор. — Это она принесла ритуал. Да пусти же, мне больно!
Арину было искренне жаль. Так ведь подумать, они тут все зависят от Ффруа. Кроме меня, потому что моя родная мама выкупила дом и клочок земли под ним. И получается, что Джереми Ффруа не имел права хватать меня и запирать в камере.
Легкая зависть, которую я прежде испытывала к ведьме, ее красным сапожкам и тому уважению, что оказывают ей обитатели Черного Леса, пропала, не оставив и следа. Не слишком-то выгодное у нее положение.
— Описание ритуала есть? — требовательно встряхнул ведьму сотворенный ею монстр.
— В кармане плаща листок! — взвыла Арина.
— Михаэлла, проверь, — скомандовал Тавиш.
Плащ висел тут же, на вешалке, приделанной к стене. Мне только и требовалось повернуться и запустить руку в карман.
— Есть. — Развернув листок, я вгляделась в неровные строчки и разочарованно добавила: — Тут какие-то символы, я не понимаю.
Пришлось подойти к Тавишу и показать.
— В старину маги писали такими знаками, — всхлипнула Арина. Она уже не сдерживала слез, и те частыми капельками бежали по щекам, некоторые из них падали в готовящееся снадобье.
Его придется переделывать. А это еще несколько часов работы.
Да, ведьму мне было жаль. И в то же время во мне загноившейся занозой сидело понимание, что, будь сила на ее стороне, она бы меня не пощадила. Никто из них.
Окинув трясущуюся в его руках женщину презрительным взглядом, Тавиш швырнул ее на стул. Арина теперь рыдала в голос, тонкие пальцы ощупывали раскрасневшееся лицо.
Фу ты, какая неженка! Серьезного ожога там нет. А краснота скоро пройдет…
Отвлекшись на ведьму, я сразу и не заметила, как Тавиш вооружился ритуальным ножом. Только когда Арина затихла, в ужасе округлила глаза и отчаянно взмолилась:
— Пожалуйста, не надо!
Нож был большой, потемневший от времени. Видимо, достался Арине от бабки, которая тоже ведьмой была. На широком острие слабо мерцали черные с оранжевыми проблесками символы, но стоило Тавишу бросить на них недовольный взгляд, как незнакомые мне знаки вспыхнули белым.
— Я не хотела… Больше никогда… Клянусь!!! — скулила ведьма.
— Надо разорвать связь, — сжалился над ней результат ее колдовства и снизошел до объяснений. — Потому что три привязки много даже для меня. Михаэлла, подай кружку, пожалуйста.
Не глядя, взяла со стола первую попавшуюся кружку и протянула ее Тавишу. Когда же он полоснул ножом запястье Арины, алый ручеек ударил по дну кружки, а Арина зашипела от боли, я испытала приступ дурноты. Пришлось привалиться к стене, чтобы не упасть.
Словно почувствовав мое состояние, Тавиш коротко глянул на меня и кивнул. Я восприняла это как разрешение и, шатаясь, побрела к выходу. Мне надо на воздух. Тут слишком жарко, слишком много разных запахов.
Ночная прохлада не спасла. Пара вдохов — и меня вывернуло наизнанку. Отдышавшись и выждав немного, я подошла к колодцу, чтобы умыться и попить. У Арины красивый большой дом и свой собственный колодец во дворе. Краем глаза видела в окне веранды всполохи белого света. Колдуют. Надеюсь, у них получается.
Как раз привела себя в порядок и собиралась вернуться, когда Тавиш показался на крыльце. Привычно бледный, по лицу и не поймешь ничего. Разве только красное пятно на рубахе о чем-то говорило.
— Эй, ты тут жива? — Он вроде бы по-настоящему беспокоился.
— Задумал сразу и от второй привязки избавиться? — От смущения я начала язвить.
Но воспринято это было нормально, никаких обид.
— Вторая будет не твоя.
— Идем к Ффруа? — Не требовалось быть провидицей, чтобы догадаться о его планах.
Но особняк, принадлежащий землевладельцам, преподнес нам сюрприз. Он был тих и погружен во тьму. Только на первом этаже два окошка горели. Охрану и большую часть прислуги Ффруа привезли с собой, в доме же постоянно жила только одна семья, которая убирала и смотрела здесь за всем. Даже не в самом доме, а в сделанной специально для них пристройке.
Невнятное предположение шевельнулось во мне, но оформиться не успело — Тавиш сделал выводы раньше:
— Похоже, их здесь нет.
— На праздник ушли? — Я сама понимала, насколько это маловероятно.
Беловолосый посмотрел задумчиво на меня, с неприязнью — на дом и велел:
— Стой здесь. Только тихо. Я сейчас вернусь.
Мало ли куда человеку понадобилось? Я притихла и послушно замерла в тени старых деревьев. Только вздрагивала, когда ветки над головой трещали.
Тавиш вернулся через пару минут, хмурый и задумчивый больше обычного.
— Ну что?
— В город уехали. — Ответ поражал лаконичностью. И просто поражал.
— А… я думала, они тут насовсем останутся. — Я правда так считала. Не знаю почему.
Смешок, вырвавшийся из горла мужчины, был где-то даже обидный.
— С чего бы им менять комфортную городскую жизнь на прозябание в этой дыре?
Окинув взглядом большущий дом, который местные называли богатым или господским, я все-таки успела вовремя прикусить язык. К чему лишние споры? Да и не стоят Ффруа того. И так понятно, что у нас с Тавишем разные представления о комфорте. И об остальном тоже. Если для меня красные ведьмины сапожки — это роскошь, то он даже на особняк Ффруа поглядывает снисходительно.
— Ничего, от меня все равно не уйдут, — пробормотал наколдованный, и было в его голосе, взгляде, самом профиле что-то такое, что не оставляло места сомнениям — врага он достанет. Рано или поздно. Пока же это не представляется возможным, Тавиш решил переключиться на мои дела: — Ну что, показывай, где живет твой обидчик.
— Раз пришла лихорадка, Ритхель, наверное, в конторе, — подправила наши планы я и торопливо зашагала в нужном направлении.
Шла предусмотрительно закоулками, опасаясь попасться кому-нибудь на глаза. Собственно, за этого кого-то и опасалась, потому что, пока мы связаны, Тавиш меня в обиду не даст. А потом… Впервые в жизни мне не хотелось думать о загадочном «потом». Как-нибудь все устроится, все равно я сейчас ни на что повлиять не могу. А вот справедливость, до которой осталось всего две улицы, приятно грела душу, делала воздух будто бы слаще и заставляла кровь быстрее бежать по венам.

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14