Крадущая время читать онлайн


загрузка...

Повернуться спиной к Шону было самым сложным из всего, что когда-либо делала Бэй.

Глава 9

Шон привык скрываться в тенях, однако сейчас — у коттеджа Ливена — у него уже начинали сдавать нервы.

Он не хотел туда идти.

«Нужно остаться», — наконец, признался самому себе Шон. Ему хотелось вырвать Бэй из этого — подальше от опасности и мести Ливену. Он хотел защитить эту женщину и показать ей что-то иное в ее одинокой жизни.

Он хотел лелеять Бэй. Чуть не фыркнув, он посмотрел на ее спину. Кто он такой, чтобы считать себя способным кого-то лелеять? Шон был человеком войны, прямолинейным и простым.

Он потеребил кожаный ремешок часов. Шон потратил месяцы, гоняясь за возможностью отомстить. Теперь эта жажда начала угасать. Смягчилась из-за женщины, проникшей в глубину его израненной души. Каким-то образом, Бэй начала заполнять зияющие дыры в его сердце.

Но убедить ее дать им шанс станет самой сложной задачей в жизни Шона.

Бэй оглянулась через плечо. Взгляд глаз цвета мха был спокоен и сосредоточен.

— Готов?

После того, как они сожгут рукопись, еще будет время убедить ее остановиться и остаться вместе.

— Готов.

Шон не позволил Бэй отстраниться и, схватив за руку, посмотрел на ее ладонь. Он позволил себе погладить кожу, прежде чем сжал пальцы.

— Войти и выйти, Бэй. Я не хочу, чтобы ты пострадала.

Когда она вскинула голову, Шон приготовился услышать язвительный комментарий.

— Взаимно, — Бэй сжала его руку, и мир вокруг них на мгновение превратился в смешение зеленых и белых пятен.

Шон попытался справиться с головокружением, однако сразу же побежал к коттеджу. На пути стоял застывший охранник со спрятанным в кобуру полуавтоматом. В снегу поблизости замерли два добермана, и вместе они напоминали сад скульптур.

Бэй с Шоном остановились на пороге, и она повернула ручку. Дверь открылась без единого звука.

— Я наверх, — Бэй осмотрела прихожую. Все вокруг было облицовано натуральным камнем, а с потолка свисала резная деревянная люстра. — Как только найдем книгу, встречаемся здесь.

Шон привык к тому, что это он отдает приказы, но на этой миссии его вела Бэй.

— Понял.

Она побежала вверх по лестнице, поэтому и он не стал тратить время впустую. Миновав прихожую, Шон прошел через просторную блестящую кухню и оказался в большой комнате.

Высоко под потолком шли огромные деревянные балки. Он осмотрел столы, полки и книжные шкафы.

Рукописи нигде не было.

Шон думал поискать сейф, но решил, что Ливен не стал бы убирать книгу далеко. Нет, эта вещь должна лежать на видном месте.

Шон озирался, похлопывая ладонью по бедру. Через огромные стеклянные окна открывался вид на то, как лучи заходящего солнца освещают заснеженную долину. «Великолепно». На секунду Шон замер, завороженный красотой.

Когда он в последний раз позволял себе наслаждаться моментом?

загрузка…

Только в объятиях Бэй.

Когда она сама в последний раз любовалась закатом? Шон продолжил смотреть в окно. Разве сожжение книги Ливена вернет Макнейла и остальных парней? Он вцепился в спинку кожаного дивана. Когда все это кончится? Ожерелья, рукописи, склады, деньги, жизни. Ничего из этого не имеет значения для людей, которых Шон называл друзьями.

Не этого они для него желали.

Им бы не хотелось, чтобы Шон жил, травясь горем и ненавистью.

Он чувствовал, как его мир накренился и перевернулся вверх ногами. О, Шон по-прежнему чувствовал болезненное жжение. Он сомневался, что боль когда-нибудь исчезнет, да и воин в нем не сможет успокоиться, пока жив тот, кто повинен в смерти его команды.

Но теперь к этим эмоциям присоединились другие. Нечто, зародившееся совсем недавно, но способное со временем вырасти.

Потребность отпустить.

Шон хотел вспоминать своих друзей с улыбкой. В честь их жизней, силы и жертвы.

Все они вступили в военно-морской флот потому, что верили в нечто большее, а не только в самих себя. Во что-то, за что стоит бороться, и умереть, защищая.

Закрыв глаза, Шон сделал долгий вдох. Как убедить Бэй забыть о мести?

Ливен отнял у нее все, но, несмотря на это, она могла бы жить. Могла бы найти то местечко на пляже, и Шон чертовски сильно хотел, чтобы Бэй каждое утро просыпалась в его объятиях.

Он мечтал остаться с этой женщиной и увидеть, как она постепенно смягчится. Разрушить стены, которые она выстроила вокруг себя.

В голове Шона возник образ, заставивший его пошатнуться. Бэй с округлым животом, где растет их ребенок, ее пышное тело и безмятежная улыбка.

Шон хотел бы это увидеть. Но на пути, по которому шла Бэй, не было места для подобных желаний. Она дышала местью гораздо дольше, чем терзался ей Шон.

Если Бэй продолжит так жить, под ее броней не останется ничего от уязвимой женщины. В таком случае с течением лет она будет становиться все жестче и циничней.

И это ее убьет. Если Ливен не доберется до нее первым.

Шон выдохнул. Он знал, что если Бэй убьет Ливена, она тем самым уничтожит себя.

Самое время пойти и убедить разъяренную львицу отказаться от источника еды, питавшего ее на протяжении пятнадцати лет. Развернувшись, Шон краем глаза заметил что-то темное.

На спинку дивана был накинут длинный шерстяной плед.

Нахмурившись, Шон подошел ближе и потеребил темно-синюю ткань. Прекрасное, безупречное качество. Ничего похожего на то, чем укрылся бы охранник или домработница.

На придвинутом к дивану столике стоял бокал и наполовину пустая бутылка «Мерло Петрюс».

Бутылка любимого вина Ливена стоимостью полторы тысячи долларов.

Сердце Шона подскочило к горлу, и он бросился к лестнице.

* * *

Бэй быстро шла по большому дому, обыскивая спальню за спальней. Роскошную ванную за роскошной ванной.

Когда в одной из комнат она перетряхивала массивное парчовое покрывало, у нее во рту появился горький привкус. Предметы роскоши, купленные на запятнанные кровью деньги.

В конце длинного коридора Бэй нашла офис Ливена.

Отделанный от пола до потолка темной древесиной и кожей, он был заполнен рядами книжных шкафов, полки которых ломились от аккуратно выстроенных на них книг. Офис напоминал выставочный зал. Однако образ портили блестящий ноутбук и пустая бутылка бренди, стоявшие на полированной поверхности стола.

Шагнув вперед, Бэй провела рукой по бордовому кожаному креслу. Да, она могла представить себе Ливена рассевшимся в нем с той же самой улыбкой, с какой он приказывал разрушить чью-нибудь жизнь.

Бэй внимательно осмотрела стол. В углу в рамке стояла фотография женщины с маленьким темноволосым мальчиком. Снимок выглядел старым. Пока Бэй разглядывала ребенка, ей подурнело от осознания того, что он перенес, но куда хуже было то, кем он стал.

Поглядев на экран ноутбука, она судорожно втянула в легкие воздух. Во весь экран был развернут какой-то документ, и ей сразу бросилось в глаза слово «аномалии». Бэй прочла данные, и у нее сдавило грудь.

Ливен хотел создать армию аномалий. Оружие, принадлежащее ему одному и утверждающее его власть.

Потом она посмотрела на застекленный шкаф справа от стола.

Под стеклом в тусклом свете ламп лежала рукопись.

Книга не была красивой — черные чернила на древнем пожелтевшем пергаменте. Текст перемежался иллюстрациями, странными диаграммами и изображениями.

Однако Бэй чувствовала окружавшую книгу ауру власти. Сама суть истории, независимо от того, насколько она темная, и насколько отвратительно ее содержание.

На секунду Бэй задалась вопросом, на самом ли деле в этой рукописи раскрываются тайны ее вида.

Нетвердой рукой она открыла дверцу с тихим дуновением воздуха.

Взяв книгу в руки, Бэй ощутила под пальцами жесткость старой кожи. Ей было плевать, что написано на страницах, ведь она все равно их уничтожит.

«Камин». Бэй развернулась, но тут же остановилась как вкопанная. Рукопись выпала из ее рук.

Возле камина замер Ливен.

Застыл во времени, полностью в ее милосердии.

Рев в голове Бэй не позволял ей думать.

Ливен недавно помылся, отчего темные волосы — с серебром седины на висках — были до сих пор влажными. Подтянутое тело прикрывали темные брюки и белая рубашка. Красивое лицо было ясным и расслабленным. Будто у Ливена нет никаких забот.

Кровь вскипела в венах, заставляя сердце колотиться быстрей. Бэй схватила со стола нож для писем и почувствовала, как лезвие порезало ладонь.

Она остановилась перед человеком, отнявшим у нее все. Перед тем, кто своей неуемной жаждой власти разрушил ей жизнь.

— Ублюдок, — неистово прошептала Бэй.

Этот человек оставил в ее душе зияющую пустоту. Теперь Бэй собиралась его уничтожить.

Она подняла лезвие. Ливен просто стоял на месте. Ни единого движения. Слишком легко. Слишком…чисто.

Не так себе Бэй это представляла.

«Просто делай». Она прижала острие к его груди. Из ее нутра поднялась желчь, обжигая горло.

У Бэй задрожали руки. Ей хотелось наблюдать в глазах Ливена страх и отчаяние. Она желала, чтобы он видел, как его заставляют поплатиться. Бэй хотела чувствовать его страх.

От этой мысли у нее скрутило живот.

«Я смогу». Из ее сведенного горла вырвалось рыдание. Следом пришел гнев, горячий и опаляющий. Как она смеет колебаться?

Подпитав решимость, Бэй надавила острием на кожу. Всего лишь на долю дюйма. На девственно белой ткани появилось крошечное пятнышко крови.

На этот раз она силой воли подавила рыдания. Бэй заставила себя вспомнить своих маму и папу, Лили. Они заслужили возмездия. Нужно было найти в себе силы ради них.

Поскольку лишь она виновата в их смерти. Все из-за того, что Бэй родилась проклятой воровкой времени.

Изучая облик стоявшего перед ней человека, она заставила себя вдавить лезвие глубже, но со стороны Ливена, конечно же, не последовало никакой реакции. Ни боли, ни испуга. Это напоминало резьбу по дереву.

Почувствовав на лице влагу, Бэй поняла, что по щекам потекли слезы.

— Бэй, — тихо позвал Шон.

Она вздрогнула, но даже не взглянула на него — просто не смогла.

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19