Две недели ожидания читать онлайн


загрузка...

* * *

Рич открывает дверь в номер отеля. Кэт входит внутрь, а он следом.

– Чуть роскошнее, чем дома! – говорит он.

– Мягко сказано. – Она идет по ковру, как львица, исследующая новую территорию. Проводит пальцами по прохладному стеклу кофейного столика, гладит бархатистый диван и тяжелую шелковистую парчу штор.

– Мой коллега Джордж так часто размещает здесь клиентов, что смог выбить нам скидку, правда, на одну ночь.

Кэт снова ходит кругами по номеру. Он, наверное, раза в два больше их спальни в Лидсе. Затем она подходит к окну, открывает двустворчатую дверь и выходит на балкон. Ночь заметно теплее, чем в Йоркшире. Плотная застройка удерживает тепло, а кондиционеры на крышах соседних домов, без сомнения, вносят свою лепту. Странная перспектива: скопление дымовых труб и антенн, пожарных лестниц и задние фасады театров. Ковент-Гарден не в самой своей красе. Это напоминает Кэт статью, которую она читала в журнале, где две фотографии были размещены бок о бок. На одной стояла модель лицом: высокая, худая, элегантная, с безупречной прической и сказочно сидящей одеждой. А на другом снимке та же модель в той же одежде, только вид сзади: платье подколото кучей прищепок, чтобы подогнать по фигуре, волосы спутаны, туфли явно слишком велики и неудобны. Кэт и здесь видит механизм создания легенд, благодаря которому столица выставляет себя напоказ на уровне улицы.

Размышления прерывает Рич.

– Ты это видела?

Она делает шаг назад, но мужа в номере нет. Может, он спрятался за балдахином кровати?

– Я здесь.

Она идет на голос в ванную.

– Ух ты! Ничего себе!

Стены от пола до потолка облицованы мрамором цвета карамели, и такой же мрамор под ногами. Светильники, зеркала, краны, держатель для зубной щетки – все источает роскошь. А лейка для душа размером с обеденную тарелку.

– Неплохо, да?

– Еще бы!

– Джордж говорил, что селит сюда самых звездных клиентов.

– Ты только посмотри на размеры ванной!

– Ага!

– И как классно в гостиницах развешивают полотенца! – Она ведет пальцами по пушистому ряду. – Почему у нас дома так не получается?

– Милая, если ты сделаешь что-то такое же патологически безумное, придется тебя бросить.

– И это говорит человек, который никогда не поднимает полотенце с пола?!

– Как бы то ни было. Хотите принять ванну, мадам? – Он склоняется в почтительном поклоне, как слуга.

– Возможно, мадам не откажется. – Она задирает нос, изображая примадонну.

– Вместе? – Он игриво приподнимает брови.

– Было бы невежливо отказаться.

Пока Рич открывает воду и регулирует температуру, Кэт находит бутылочку с маслом для ванн и наливает куда больше, чем сделала бы дома.

Спустя пару минут они с мужем сидят лицом друг к другу. Кэт откидывается назад, и теперь ее глаза на уровне его груди. Волосы на груди Рича седеют, но ей даже нравится. Он все еще очень привлекателен, а его живот так приятно накачан… Чего не скажешь обо мне, думает она с сожалением, отлично помня о валиках жира на талии.

загрузка…

По сравнению с тем временем, когда они только-только встретились, Кэт редко чувствует себя сексуальной. В последнее время она с грустью и привкусом чувства вины вспоминает те денечки, когда ей жадно хотелось заниматься любовью. Во время болезни она даже отдаленно не чувствовала себя привлекательной. Когда тебе удаляют яичники, ты вряд ли станешь отрываться по полной, и сейчас она все еще устает сильнее, чем раньше. Рич относился к этому с огромным терпением, однако Кэт влюбилась в него в том числе и из-за здорового либидо, поэтому вряд ли можно ожидать, что он изменился в этом плане. Он часто ездит в командировки, и Кэт боится, что время от времени он может поддаваться соблазну. Ей претит перспектива потерять мужа из-за того, что дома он не получает сексуального удовлетворения. Хотя она никогда не симулировала оргазм и не занималась любовью через «не хочу», но обнаружила, что скучает по былой самоуверенности и животной страсти.

Но сейчас в теплой воде и среди такого пышного антуража Кэт столь расслабленна и чувственна, что осознание собственного несовершенства – валики на животе со шрамом, целлюлитные бедра, редкие волосы – отступает далеко-далеко. Ну и что, что она не супермодель. Она видит себя любящими глазами Рича: у нее все еще упругая и полная грудь, женственный манящий изгиб бедер, гладкая и соблазнительная шея… Кэт протягивает руку под водой и, к своему восторгу, ощущает, что Рич полон желания. Медленно, хорошо знакомыми движениями она ласкает его. Вода тихонько плещется в такт движениям. К счастью, краны расположены посередине, думает Кэт, когда муж вытягивается, кладет голову на край ванны, закрывает глаза и отдается удовольствию.

* * *

Почти полночь. Если не уйти прямо сейчас, София опоздает на последний поезд.

– Еще? – Малена кивает на стопку с водкой.

Бар гудит. Музыка выплескивается из колонок рядом с ними. София почти ничего не слышит. Какого черта! Она давно уже ничего подобного не делала. А Малена очень сексуальна – хорошенькая худощавая блондинка, любимый типаж Софии. Шведка или что-то в этом роде. Мелькают световые вспышки, сухой лед выливается со сцены, превращаясь в таинственный туман флуоресцентного розового оттенка и цвета электрик.

Да-да, дом-дом-дом. Бит плавно перетекает во вступление к ее любимой композиции.

– Нет. Пойдем потанцуем.

София ведет Малену через толпу, и они находят крошечный островок на танцполе. София вращает бедрами, а Малена кружится вокруг нее, то ли специально, то ли просто потому, что нет места танцевать как-то иначе. Софии плевать. Она слишком много работала. Последние дни ей приходится вести себя как начальнице, удерживаясь от того, чтобы довериться коллегам, с которыми была в дружеских отношениях. Еще и Лу попала в больницу. Она была такой слабой и требовала к себе внимания, что София едва ли могла грузить ее своими проблемами. Но сейчас ее подружка в шестидесяти милях отсюда, а коллеги разошлись.

Ритм ускоряется, огни кружатся вокруг. Фантастические радужные цвета ложатся на сотни лиц, тел, на потолок и стены. Композиция достигает своего апогея – рефрена, который просто просит, чтобы его спели хором. Пол под ногами Софии вибрирует. А кругом люди потеют, извиваются и ликуют, скученные так плотно, что удерживают друг друга в вертикальном положении. Нельзя не поддаться всеобщему веселью.

София поднимает руки.

Ах, Сохо…

Здесь ей самое место.

7

– Анна?

– Слушаю.

– Прости, что беспокою тебя так рано.

– Ммм…? – Голос звучит хрипло. Лу ее разбудила. – Который час?

– Семь тридцать. Я могу перезвонить…

– Не, все в порядке. Что-то случилось?

Лу отчаянно нужно с кем-то поговорить. Она провела ужасную ночь, просыпаясь каждые несколько минут и ожидая услышать, как София топает по комнате, пьяная, но все-таки вернувшаяся домой. Но пока что София так и не объявилась.

– София…

Анна шуршит простынями, усаживаясь в кровати.

– Что такое?

– Не знаю. Она не ночевала дома.

– Господи! А ты знаешь, куда она пошла?

Лу навоображала уже всякие ужасы, но сейчас решает придерживаться фактов.

– Она написала сообщение, что едет в Лондон с коллегами. Какая-то гулянка.

– Понятно… и не вернулась домой?

– Нет.

Пауза.

– Я бы пока не слишком беспокоилась. Наверное, напилась и осталась ночевать у кого-то из друзей. Кто устраивал, близкий друг?

– Нет, насколько мне известно.

– Я так полагаю, ты пыталась ей дозвониться.

– Сразу включается автоответчик.

– Может, телефон разрядился.

– Наверное, но она могла бы взять у кого-то мобильный и сообщить, что останется в городе, тебе не кажется? Я тут с ума схожу.

– София должна была догадаться, что ты станешь волноваться, обычно она не такая безалаберная. Что там у нее за коллеги?

– Я их особенно не знаю, хотя мне они показались приятными ребятами. Они довольно спокойные, ну, по крайней мере, я так поняла. Все живут в Лондоне, кроме Софии. – Лу пытается контролировать панику. – Уверена, что-то случилось.

– Да, конечно, немного странно, что она не вернулась домой. Но, может, она просто потеряла счет времени. Такое раньше бывало?

– Чтобы она тусовалась где-то всю ночь? Нет. Хотя… – Нужно ли признаваться? Несправедливо разбудить подругу с утра пораньше в субботу и не сказать правду. – Она в последнее время как-то отдалилась.

– Да? Почему?

– Ну… я не знаю… Из-за операции. Хотя, может, я наговариваю.

– Расскажи поподробнее.

– Мне кажется, моя болезнь выбила из колеи, поэтому она не очень-то поддерживает меня.

– Ох, Лу, мне так жаль. Я и понятия не имела…

– Ты-то тут при чем? Это не твоя ответственность.

– Не моя, но я бы принимала большее участие, если бы знала. Ты-то всегда была рядом.

– Я не хотела поднимать шум.

– И в чем выражалось отсутствие поддержки?

– Трудно описать… – Лу разрывается между желанием поделиться своими страхами и верностью подруге. – Я надеялась, что она будет почаще отпрашиваться с работы, чтобы побыть со мной.

Анна громко фыркает.

– Но иногда она отпрашивалась… из больницы она меня забирала.

– А как иначе!

– И на остаток дня взяла отгул.

– Тоже мне! Тебе ведь, между прочим, сделали серьезную операцию.

– Она очень занята на работе.

– Это, конечно, очень трогательно, если хочешь знать мое мнение. Господь свидетель, ты не так много и требуешь. Если бы на твоем месте была я, то она бы без конца выслушивала мои жалобы. Но ты отлично умеешь сама о себе позаботиться и никогда не просишь других присматривать за тобой.

Лу отлично понимает, что Анна имела в виду, хотя это и не слишком помогало.

– Мне было бы куда лучше, если бы я просто знала, где она, – говорит Лу. Ее воображение рисует, где София могла провести ночь и с кем, и Лу ежится. – Думаю, ты наверняка права. Она просто напилась. – Лу мнется, а потом признается: – Боюсь, она, возможно, сомневается, стоит ли продолжать отношения.

– Она просто не понимает, как ей повезло!

Лу смеется.

– Слушай, не думаю, что тебе нужно просто торчать дома и ждать, когда заявится София. Если только ты не думаешь, что она могла вляпаться в какие-то неприятности.

– О нет.

Учитывая поведение Софии в последнее время, все говорило о том, что ей не грозит опасность.

– Почему бы тебе не заехать на чашечку кофе?

– Было бы здорово, но…

– Ой, ты же еще не восстановилась. Как я могла не подумать об этом? Хочешь, я сама к тебе приеду?

– Не волнуйся, мне не настолько плохо.

– И все же, полагаю, тебе предписан покой?

– Я и так отдыхаю больше двух недель… – Есть и еще кое-что, и, если Анна хочет помочь Лу во всем разобраться, лучше объяснить ей. – Дело в том, что мы с Софией собирались сегодня в Лондон на презентацию.

– А?

– Сейчас мне пришло в голову, что она могла не прийти ночевать именно из-за этого.

– Правда? И что же за презентация могла так ее напугать?

– Презентация программы «Альтернативное родительство».

Повисает молчание. Затем наконец Анна произносит:

– Прости, я не очень понимаю.

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13