Две недели ожидания читать онлайн


загрузка...

* * *

– Кофе в организме не задержался, – говорит Кэт. – Займи нам места, а я сбегаю в дамскую комнату.

И снова Рич делает, как просит его Кэт, но по мере того, как зал заполняется, он все больше чувствует себя не в своей тарелке. На одного Рича приходится сотня женщин. Он видит одного-единственного мужчину, и тот делает какие-то пометки в блокноте. Наверное, журналист. Это наталкивает его на мысль, которую он давно проигрывал в своей голове. Один аспект рождения ребенка они с Кэт еще не обсуждали. Это очень важный вопрос, хотя Рич понятия не имеет, как затронуть данную тему.

А что, если она снова заболеет? – беспокоится он. Ему придется только быть отцом-одиночкой. Если случится самое страшное, то вдалеке перед ним маячит перспектива – мир, где он будет постоянно окружен женщинами. В любом случае родительство накладывает огромные обязательства, для него, возможно, даже колоссальные. Он пытается вообразить, сможет ли он быть настолько сильным, мудрым и альтруистичным, чтобы вырастить ребенка в одиночку. Кто будет заботиться о ребенке? Что станет с его работой? А с деньгами?

Он старается снова сфокусироваться на происходящем вокруг. Перед ним стол для выступающих, слева – небольшое возвышение. Все выглядит очень формальным и пугающим. Рич не совсем понимает, почему Кэт так жаждала попасть именно на эту дискуссию. Он слегка сползает в кресле в надежде не привлекать к себе внимания. Вскоре жена возвращается, садится рядом. В зале приглушают освещение.

Ладно, думает Рич, узнать, какие у них есть варианты, лишним не будет. Есть надежда получить ответы в процессе мероприятия.

Далее на сцену выходит высокий смуглый мужчина с седыми волосами в хорошо сшитом костюме.

– Доброе утро, – говорит он. – Я доктор Халид Хассан. Генеральный директор Мэрилебонской клиники репродуктивной медицины. Для меня честь присутствовать на данном мероприятии и рассказать вам об особой форме экстракорпорального оплодотворения. Мне эта тема очень близка, речь пойдет о лечении с высоким показателем результативности, которое помогает многим парам, как гомо-, так и гетеросексуальным, и, разумеется, одиноким женщинам… – он улыбается зрительному залу, – обзавестись детьми.

Он демонстрирует первый слайд. Огромный младенец широко улыбается Ричу.

– Каждый человек имеет право стать родителем, – продолжает доктор Хассан. – И у нас есть технологии для воплощения этой мечты.

Да? – думает Рич. Я вот не уверен, считаю ли я это своим правом… А если тебе шестьдесят пять? Если ты психопат? Но Рич не успевает проанализировать свои сомнения, поскольку снова включился в процесс. Голос доктора Хассана был убедительным, но ласковым, а его манера излучала фамильярное добродушие.

– Я хотел бы поговорить о том, как две женщины могут завести ребенка, – доктор хихикает.

загрузка…

Да иди ты, думает Рич. То есть я уже не нужен? Ему становилось трудновато успевать за мыслью доктора.

– И эти две женщины никогда не встретятся. В нашей клинике мы ради этого идем на все. И хотя им не приходится столкнуться лицом к лицу, но, возможно, они изменят жизни друг друга сильнее, чем кто-либо другой.

А как же я? – протестует про себя Рич. Я надеюсь, что меняю жизнь Кэт. Он чувствует, как жена внимательно слушает рядом. Нужно разобраться в этом ради нее, велит он себе.

Доктор тем временем поясняет:

– Мы синхронизируем менструальные циклы двух этих женщин, и их беременности могли бы произойти одновременно. Даже их дети будут генетически связаны.

Щелчок, и на экране появляется следующий слайд. Два цветка наклонились друг к другу, расцветая в унисон.

Он наклоняется к микрофону:

– Многие из вас, разумеется, уже знают, что у некоторых женщин низкий овариальный резерв, то есть мало яйцеклеток для ЭКО, а у многих, напротив, при стимуляции их слишком много. Поэтому мы запустили программу, которая имеет целью соединить этих женщин. Программа называется «Донорство яйцеклеток».

Ага! – думает Рич, до которого наконец доходит. Так вот почему Кэт так жаждала попасть именно на эту презентацию.

8

София медленно открывает дверь в зал. Она морщится, когда дверь скрипит. Презентация, на которую Лу хотела попасть, уже началась.

– Если вам нет тридцати шести и у вас здоровые яйцеклетки, то вы можете стать донором яйцеклеток для потенциальной матери, которой они нужны, – говорил докладчик.

Она на цыпочках проходит внутрь, ощутив, как публика поворачивается и смотрит на нее, прислоняется к стене, чтобы стать тоненькой, как тростинка. София оглядывает ряды кресел перед собой, но свет приглушен, поэтому трудно различить лица.

Докладчик продолжает:

– За это клиника предоставит вам бесплатное ЭКО. Так что и вы получите награду за то, что помогли другой женщине стать матерью.

Женщина с папкой тихо подходит к Софии, прижимает палец к губам и шепчет:

– Ждите здесь!

София повинуется. Ей и так очень стыдно, так что она вполне заслуживает, чтобы с ней обращались, как с нашкодившим ребенком.

Слайд демонстрирует связь между донором и реципиентом яйцеклеток, а докладчик продолжает:

– Но есть много других плюсов в донорстве яйцеклеток. Из-за недостатка яйцеклеток в нашей стране многим женщинам и парам приходится ехать за границу, чтобы искать донора. Это дорого, отнимает много времени и становится настоящим стрессом. Новые законы увеличивают компенсации для доноров в Великобритании, но задумка состоит в том, чтобы покрыть расходы, нельзя заплатить женщине конкретно за донорство. Многие зарубежные клиники, предлагающие донорство яйцеклеток, весьма авторитетны, другие нет. Доноров зачастую проверяют не слишком скрупулезно, а поскольку им выплачивают за яйцеклетки значительные суммы денег, то их мотивы могут быть неоднозначными. Возможно, они не настолько готовы психологически справиться с долгосрочными последствиями. Отмечу также, что с две тысячи пятого года каждый ребенок, зачатый от донорской яйцеклетки или с помощью донорской спермы, может найти своего биологического родителя по достижении восемнадцати лет. Несомненно, это тоже может наложить отпечаток на жизнь донора, не говоря уже о самом молодом человеке. Но можем заверить, что по нашей программе донорства мы тщательно проверяем наших доноров. Они посещают консультации психолога, где им разъясняют все риски и готовят к тому, если это, конечно, возможно, чтобы взять на себя всю ответственность, если в их двери «постучится» малыш.

Глаза Софии постепенно привыкают к темноте. Зрительный зал почти полон, но тем не менее ей, кажется, удается различить знакомый силуэт Лу по торчащим в разные стороны коротким волосам в нескольких рядах впереди, и, если София не ошибается, рядом с ней женщина с прилизанными волосами, она напоминает Анну. Разумеется, Лу не смогла бы проделать столь дальний путь на общественном транспорте, а водить ей пока нельзя. София снова испытывает раскаяние. Как обычно, Анна великодушно приходит на помощь. София не может справиться с уколом ревности. Тем временем на экране появляется чашка Петри под микроскопом.

– Еще один плюс донорства яйцеклеток, – говорит доктор Хассан, – оно уменьшает нагрузку на государственную службу здравоохранения или другие органы государственного финансирования в других странах.

Все решат, думает София, что этот старикан руководит благотворительным фондом, а не зарабатывает на каждой своей пациентке тысячи фунтов.

В этот момент, словно бы испугавшись ее внутренней критики, докладчик роняет микрофон. Пока он его поднимает с пола, София не теряет время.

– Я к подругам, – шепчет она женщине с папкой и мчится по центральному проходу.

* * *

– Простите.

Кэт поднимает голову. Через пару кресел от нее в начале ряда стоит какая-то женщина. В приглушенном свете Кэт различает только темные волосы и джинсовую куртку.

– Позвольте, я пройду? – просит женщина, явно смущаясь, и Кэт замечает, что рядом с Ричем есть свободное место.

Всем сидящим в их ряду приходится подняться, чтобы пропустить ее, включая и саму Кэт. Когда женщина протискивается (по дороге наступив Кэт на ногу), Кэт успевает заметить, что она совсем еще молоденькая и очень хорошенькая, с густыми волнистыми волосами, о каких всегда мечтала Кэт. Когда она усаживается, то легонько хлопает по плечу женщину в куртке, сидящую впереди.

– Лу!

Поворот головы и резкий вздох:

– София?! Слава богу! – Кэт узнает женщину, стоявшую за ними в очереди. – Что, черт побери, с тобой приключилось?! Где ты была ночью?

– Потом расскажу. Не хочу мешать.

Доктор Хассан снова воссоединяется с микрофоном и готов продолжить. Лу хмыкает и отворачивается. Что-то в линии плеч и в тоне подсказывает Кэт, что Лу выражает недовольство, как если бы речь шла о ее второй половинке. Интересно, что за история кроется за этим? Я-то думала, она пришла со своей подругой с прилизанными волосами. Кэт с удовольствием разгадывает секреты незнакомцев, но ей хочется послушать и доктора Хассана.

– Как я уже упоминал, в случае с донорством яйцеклеток на реципиента возлагаются расходы на терапию для донора. Здесь я хотел бы чуть подробнее объяснить преимущества ЭКО. Понятное дело, если вы хотите забеременеть без участия партнера-мужчины, вам понадобится донор спермы. Многие одинокие женщины и представительницы сексуального меньшинства могут решить, что, кроме донора спермы, больше ничего не нужно и потребности в ЭКО нет. Однако именно ЭКО может значительно облегчить и, как ни удивительно, удешевить процесс, если мы оцениваем перспективу.

Итак, позвольте мне пригласить вас за кулисы. ЭКО, или «экстракорпоральное оплодотворение», означает, что яйцеклетки оплодотворяются вне тела женщины. Обычно процесс подразумевает овуляцию под гормональным контролем, забор яйцеклеток из яичников и оплодотворение их спермой в жидкой среде. Затем оплодотворенная яйцеклетка помещается в матку в надежде, что наступит беременность. Каждый раз, когда женщина проходит процедуру ЭКО, из ее яичников забирают сразу несколько яйцеклеток, чтобы увеличить шансы на успех, и некоторые из яйцеклеток не используются. В случае с донорством яйцеклеток она передает лишние яйцеклетки женщине, у которой слишком мало своих, чтобы провести ЭКО в ее личном цикле.

Это про меня, думает Кэт. У меня вообще нет яйцеклеток.

– Теперь позвольте мне показать одну, как мне кажется, интересную диаграмму, – доктор демонстрирует следующий слайд. – Если вы посмотрите повнимательнее, то увидите, что донорская инсеменация проходит успешно всего лишь в двадцати пяти с небольшим процентах случаев. Однако если сочетать донорскую инсеменацию с ЭКО, то процент возрастает до шестидесяти девяти. Почувствуйте разницу. Более того, если вы лесбиянка или же одинокая женщина, желающая зачать ребенка, то можете пойти по пути донорства яйцеклеток, чтобы в итоге получить бесплатное ЭКО. Это означает больший шанс на зачатие ребенка, при этом для донора нет никаких лишних расходов.

Однако не похоже, чтобы это было дешевле для нас, думает Кэт, если нам придется заплатить еще за чье-то лечение, а не только за свое. ЭКО, если платить за него из собственного кармана, ужасно дорогая процедура. Она содрогается от этой мысли. У них с Ричем нет никаких накоплений… Сосредоточься, Кэт, сосредоточься, про деньги подумаешь потом. Она смотрит на экран. Не совсем понятно, зачем донору яйцеклеток проходить через довольно тяжелую процедуру ЭКО, если для нее это необязательно, пусть даже это и бесплатно, однако процент зачатий с ЭКО почти в три раза выше, чем без него. Это все объясняет. Кэт начинает понимать, как это работает, однако цифры – не ее сильная сторона, а когда женщина с прилизанными волосами оборачивается, чтобы бросить недобрый взгляд на девушку рядом с Ричем – вроде бы ту зовут София, – Кэт снова отвлекается.

– Мы так о тебе волновались! – тихо бурчит женщина с короткой прической.

– Прости, Анна! – София выглядит виноватой.

– Тихо! – цыкает на них кто-то из зала.

Ого, а она суровая, думает Кэт. Не хотела бы я поругаться с такой. Кэт берет Рича за руку. Хорошо, что у мужа ровный характер. Да, у них бывали ссоры и неприятные разговоры, но общение всегда протекало относительно мирно, а если учесть то путешествие, в которое, возможно, им предстоит пуститься, Кэт очень за это благодарна.

* * *

– Ну и где ты была? – спрашивает Лу, как только заканчивается презентация.

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13