Дважды два читать онлайн


загрузка...

Она произнесла это слово почти как Вивиан. Между тем Барби в руках Лондон продолжала метаться по всему Барби-дому, едва не сшибая мебель.
– Так я налью тебе ванну, хорошо? И напущу много пены. А потом мы поговорим.
Как и обещал, я напустил в воду побольше пены, а когда ванна наполнилась, закрыл кран и пришел за Лондон. Она не сдвинулась с места, Барби по-прежнему бесновалась в своем доме, Кен составил ей компанию.
– Я не могу приготовить завтрак, – услышал я, как Барби говорит Кену голосом моей дочери, – мне надо на работу.
– Но на работу ходят папы, – возразил Кен.
– А об этом надо было подумать до того, как ты уволился.
У меня внутри все сжалось: Лондон явно подражала нам с Вивиан.
– Твоя ванна готова, – объявил я.
– Я же сказала: не пойду!
– Давай мы просто…
– НЕТ! – завизжала она. – Не пойду купаться, и ты меня не заставишь! Ты заставил маму пойти на работу!
– Я не заставлял ее…
– НЕТ, ЗАСТАВИЛ! – выкрикнула она, а когда повернулась, я увидел, что она в слезах. – Мама сама сказала, что ей надо на работу, потому что ты не работаешь!
Другой отец, возможно, не стал бы оправдываться, но я был измотан, а ее слова попали точно в цель.
– Я работаю! – повысив голос, сказал я. – И о тебе забочусь, и в доме убираю!
– Хочу к маме! – расплакалась она, и я впервые за весь день вдруг понял, что сегодня Вивиан не звонила. И я не звонил ей, а мероприятие, наверное, было в разгаре.
Я тяжело вздохнул.
– Завтра мама вернется, и вы вдвоем поедете на ферму собирать голубику, или ты забыла? Неужели тебе не хочется быть чистой к маминому приезду?
– НЕТ! – крикнула она. – Ты плохой!
Не успев опомниться, я пересек комнату и схватил Лондон за руку. Она отбивалась и визжала, а я волок ее в ванную, как на видео на «Ютюбе» о жестоком обращении с детьми.
– Или ты сама разденешься и сядешь в ванну, или тебя раздену я. Я не шучу.
– УХОДИ! – закричала она, и я, разложив ее пижаму, закрыл дверь. Следующие несколько минут я слушал, как она плачет, разговаривая сама с собой, и ждал за дверью.
– Давай-ка в ванну, Лондон, – велел я через дверь. – Иначе будешь сама чистить клетку!
Она снова расплакалась, но немного погодя я услышал, как она забирается в ванну. Вскоре она уже разговаривала с игрушками, и от недавней вспышки агрессии не осталось и следа. Наконец дверь открылась, Лондон вышла в пижаме, с мокрыми волосами.
– Можно мне сегодня высушить волосы, а не спать с мокрыми?
– Конечно, можно, детка.
– Я скучаю по маме.
Я присел на корточки и обнял ее, вдохнув сладкий и чистый запах мыла и шампуня.
– Знаю, – сказал я и прижал ее к себе.
Как такой никудышный отец, как я, может быть причастен к появлению такого чуда? Я не переставал думать об этом…
Лежа рядом с Лондон в постели, я читал ей про Ноев ковчег. Больше всего ей нравилось то место, когда ковчег был достроен и к нему начали стекаться звери – его я прочел дважды.

загрузка…


– «По двое, – читал я вслух, – пара за парой, шли они со всей Земли: львы, лошади, собаки, слоны, зебры и жирафы…»
– И хомячки, – добавила Лондон.
– И хомячки, – согласился я. – «По двое они входили в ковчег. Как же они все там поместятся, думали люди. Но Бог и об этом позаботился. Поместились все, внутри ковчега всем хватило места, и все животные были счастливы. Так, по двое, они и остались внутри ковчега, когда начался дождь».
Лондон уже дремала, когда я дочитывал рассказ. Я погасил свет и поцеловал ее в щеку.
– Папа любит тебя, Лондон, – прошептал я.
– И я тебя люблю, папа, – сонно пролепетала она. А я тихонько вышел из комнаты.
По двое, вдвоем, повторял я мысленно, спускаясь по лестнице. Лондон и я, отец и дочь, мы оба стараемся как можем.
Но все равно мне казалось, будто я обманул ее во всем.
Глава 8
Новый опыт
В прошлом феврале, когда ситуация в агентстве изменилась в худшую для меня сторону, Лондон заболела гриппом, причем очень серьезно. Два дня подряд ее почти непрерывно выворачивало, и нам пришлось везти ее в больницу, чтобы остановить рвоту и избежать обезвоживания.
Я был напуган. Вивиан тоже, но с врачами она общалась, излучая гораздо больше уверенности, чем я, спокойно, сдержанно задавала вопросы.
На ночь Лондон в больнице не оставили, и когда мы привезли ее домой, Вивиан просидела с ней до полуночи. Поскольку накануне она не ложилась всю ночь, я сменил ее. Как и Вивиан, я сидел в качалке и держал Лондон на руках. Ее все еще лихорадило – хорошо помню, какой маленькой и хрупкой она казалась, завернутая в тонкое одеяло, взмокшая и в то же время дрожащая в ознобе. Каждые двадцать минут она просыпалась. Лишь около шести я наконец уложил ее в кровать и спустился на кухню выпить кофе. Час спустя, когда я наливал себе еще одну чашку, Лондон прошлепала через кухню и села за стол рядом с Вивиан. Она была вялой и бледной.
– Привет, детка, как себя чувствуешь?
– Есть хочу, – ответила Лондон.
– Хороший признак, – заметила Вивиан, приложила ладонь ко лбу Лондон и улыбнулась. – Кажется, температура спала.
– Мне немного лучше.
– Расс, ты не насыплешь «Чириос» в миску? Только без молока.
– Сейчас, – отозвался я.
– Попробуй съесть завтрак без молока, ладно? А то у тебя опять разболится животик.
Я поставил миску с завтраком на стол, прихватил свою чашку с кофе и сел.
– Ты совсем разболелась, – сказал я. – Мы с мамой так за тебя беспокоились! Так что сегодня все будем отдыхать, хорошо?
Лондон кивнула, продолжая жевать хлопья. Я радовался, что она наконец-то ест.
– Мама, спасибо, что ты держала меня на руках, когда мне было плохо.
– Не за что, милая. Я же всегда делаю это, когда тебе нездоровится.
– Да, – кивнула Лондон.
Я пил кофе, ожидая, что Вивиан скажет, что и я помогал.
Но она промолчала.
Дети живучи.
Я-то знаю – мои родители говорили так, сколько я себя помню, особенно когда объясняли, какими принципами руководствовались в воспитании детей. «Но как вы могли так поступать с нами?» – допытывались мы. «Да ладно вам. Дети живучи».
Положа руку на сердце в их словах была доля истины. Когда в воскресенье утром Лондон спустилась на кухню, казалось, она напрочь забыла о том, как скандалила накануне вечером. Она радостно щебетала и повеселела еще больше, когда я разрешил ей съесть на завтрак «Лаки чармс», а сам ушел наверх чистить клетку ее хомяков. Я выгреб из нее полпакета грязных опилок и вынес их в мусорный бак в гараже. В дальнем углу я увидел велосипед Лондон и, хотя начиналась жара, решил, как мы с дочерью проведем сегодняшнее утро.
– Слушай, – заговорил я, вернувшись в дом, – хочешь заняться интересным делом?
– Каким? – спросила она.
– Давай снова покатаемся на велосипеде? Может, даже без страховочных колес.
– Я упаду, – засомневалась она.
– Не упадешь, обещаю. Я буду идти рядом и держать тебя за седло.
– Я так давно не каталась…
И еще ни разу не пробовала на двух колесах, мысленно добавил я.
– Ничего. Если тебе не понравится или станет страшно, мы не будем продолжать.
– Мне не страшно, – объяснила она. – Но маме не понравится, если я буду вся потная.
– Если вспотеешь, то вымоешься. Ну что, хочешь попробовать?
Она задумалась.
– Только недолго, – предупредила она. – А когда мама приедет?

Как будто услышав наш разговор с расстояния многих миль, зазвонил мой мобильник, на экране высветилось имя Вивиан.
– Вот сейчас и узнаем. Это твоя мама. – Я потянулся за телефоном. – Она, наверное, как раз думала о тебе. – Я принял вызов и нажал кнопку громкой связи. – Привет, дорогая. Как ты? Как дела? Я на громкой связи, мы с Лондон слушаем тебя.
– Эй, детка! – послышался голос Вивиан. – Привет! Я так виновата, не смогла позвонить вчера! Совсем забегалась, ни минуты свободной с самого приезда. Ну, как ты? Как вчера прошел день?
– Было весело, – ответила Лондон. – Я ездила к бабуле, потом мы с папой, тетей Мардж и тетей Лиз ходили в кино и так смеялись!..
Пока Вивиан болтала с Лондон, я налил себе еще кофе и жестами показал, что схожу в спальню переодеться. Я наскоро надел шорты, футболку и разыскал кроссовки, в которых раньше ходил в тренажерный зал. Возвращаясь на кухню, я слышал, как Лондон рассказывает маме про хомяков. Наконец Вивиан позвала меня.
Взяв телефон, я отключил громкую связь.
– Слушаю, – сказал я.
– Она в отличном настроении. Похоже, вы с ней поладили. Я тебе даже завидую…
Я замялся, вспоминая вчерашний вечер.
– Да, все хорошо. А у тебя как прошел вчерашний вечер?
– Замечательно, как по маслу. Уолтер в восторге! И видеопрезентации были просто супер, и музыка. Народ остался доволен.
– Рад, что все получилось.
– Еще как получилось! Мы кучу денег собрали. Оказывается, не только Уолтер не доволен политикой нынешней администрации и конгресса в отношении застройки. Законы становятся один другого абсурднее. Застройщиков обложили со всех сторон, о получении прибыли уже даже речи не идет!
Оно и видно – по самолету Уолтера, подумал я.
– Когда возвращаешься?
– Надеюсь, к часу успею. Но нам, возможно, предстоит еще обед с одним застройщиком из Миссисипи. Если так, то вернусь ближе к трем.
– Погоди минутку, – попросил я и вышел из кухни в гостиную. – А как же за голубикой на ферму?
– Даже не знаю, успеем ли мы.
– Но ты ведь обещала Лондон.

загрузка...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22