Божественная комедия читать онлайн


загрузка...

3. «Beati, auorum tecta sunt peccata!» (лат.) – «Блаженны, чьи грехи покрыты!»
27. Не захотела потерпеть покрова – покрова неведения.
28-30. Если бы Ева не нарушила запрета, человечество обитало бы в Земном Раю и Данте от рождения и до смерти вкушал бы то блаженство, которое ему сейчас открылось.
37. Сонм дев священных – музы.
40. Геликон – гора муз, где текут ключи Гиппокрена и Аганиппа, вдохновляющие поэтов.
ПЕСНЬ ТРИДЦАТАЯ
Земной Рай. – Появление Беатриче
1-7. Смысл: «Когда небес верховных семизвездье (сошедшие с десятого неба семь светильников, затмеваемые только духовной мглой, последствием греха), указуя всем участникам шествия, что им надлежит делать, подобно тому как нижнее семизвездие восьмого неба (Малая Медведица с ее Полярной звездой) указует движения корабельщику,. остановилось…»
11. «Veni, sponsti, de Libano, уепг!»(лат.) – «Иди, невеста, с Ливана, иди!»
17. Ad vocem tanti senis (лат.) – при голосе столь великого старца.
17-18. Сто… вестников и слуг – множество ангелов.
19. «Benedictus qm venis!» (лат.) – «Благословен грядущий!»
21. «Manibus о date lilia plenis!» (лат.) – слегка видоизмененные слова Вергилия (Эн., VI, 883): «Дайте лилий полными горстями!» .
32. Предстала женщина – Беатриче.
53. Омытого росой – у подножия Чистилища (Ч., I, 121-129).
68. Минервиной листвой – то есть ветвями оливы (ст. 31).
74. Как соизволил ты взойти сюда. – Ироническое обращение к когда – то горделивому философу, пытавшемуся все постигнуть своим разумом.
83-84. «In te, Domine, speram» (лат.) – «На тебя, господи, уповаю».
89. Едва дохнет земля, где гибнут тени – то есть едва повеет ветер из Африки, где в полдень исчезает тень.
92-93. До песни тех – то есть пока не запели ангелы.
115. В новой жизни – то есть в своей молодости, о которой он писал в книге, озаглавленной «Новая Жизнь».
124-125. Между первым и вторым из возрастов – то есть двадцати пяти лет отроду.
126. Меня покинув, он ушел к другим – то есть был неверен Беатриче и как женщине, и как небесной мудрости, ища ответы на все свои вопросы в мудрости человеческой.
134. И наяву – то есть в видениях, о которых Данте рассказывает в «Новой Жизни» (XXXIX [XL]; XLII [XLIII]).
ПЕСНЬ ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ
Земной Рай – Лета
3. Лезвие – то есть косвенная речь о Данте (Ч., XXX, 103-145).
11. Память о годах печали – то есть о заблуждениях Данте.
12. Волной – то есть водами Леты.
23-24. О благе, взыскуемом превыше всех других – то есть о боге.
41-42. Точило вращается навстречу лезвию, притупляя меч правосудия.
72. В Ярбиной стране – то есть в Африке, где царствовал Ярба (Эн., IV, 196).
77. Первенцы творенья – то есть ангелы.
81. На Зверя, слившего два воплощенья – то есть на Грифона (см. прим. Ч., XXIX, 108).
83. Она себя былую побеждала – то есть превосходила красотой.
92. Сплетавшая венок – то есть Мательда (Ч., XXVIII, 68).
98. «Asperges me» (лат.) – словами псалма: «Окропи меня».
102. Глотнуть пришлось литейской воды, дарующей забвение грехов.
104. Меж четверых красавиц – см. Ч., XXIX, 130-132 и прим.

загрузка…


106. Мы – звезды в тьме высот. – См. прим. Ч., I, 23-27.
107-108. Лик Беатриче не был миру явлен. – То есть небесное откровение еще не было явлено миру, когда четыре основные добродетели были ниспосланы людям, чтобы приготовить их к его восприятию.
111. Среди тех трех, чей взор острей направлен – то есть среди трех «богословских» добродетелей.
123. То вдруг в одном, то вдруг в другом обличье. – В глазах Беатриче Грифон отражается то как лев (человек), то как орел (божество).
137-138. Вторая красота Беатриче – ее уста. Первая – ее глаза, которые Данте уже увидел (ст. 115-123).
ПЕСНЬ ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ
Земной Рай. – Древо познания
2. Десятилетней жажды – увидеть Беатриче, умершую за десять лет до 1300 г.
8. Из уст богинь – то есть трех «богословских» добродетелей.
17-18. Святое войско шло стезей возвратной. – То есть мистическая процессия повернула обратно на восток (см. Ч., XXIX, 12).
37-39. Древо. – Это библейское «древо познания добра и зла», от запретных плодов которого вкусили Ева и Адам. Данте превращает его в символ империи.
44. Не ранишь клювом – не посягаешь на прерогативы светской власти.
49-51. Грифон оборачивается к колеснице (церкви), привлекает ее к сирому, то есть оголенному, древу (империи) и одной из его ветвей связывает с ним ее дышло (крест).
52-54. Когда поток большого света (то есть солнечного) смешан с лучами Овна, который соединяется с солнцем вслед за ельцом небесным (созвездием Рыб), – другими словами: весной.
65. Сказ о Сиринге. – Меркурий усыпил рассказом о нимфе Сиринге и затем обезглавил стоглазого Аргуса, который, по приказу Юноны, неусыпно стерег Ио, возлюбленную Юпитера (Метам., I, 568-747).
72. И возглас – возглас Мательды (см. ст. 83-84).
73-81. Смысл: «Как – в евангельской легенде – пораженные преображением Христа (яблони священной), апостолы Петр, Иоанн и Яков пали ниц и, очнувшись от его голоса, разрушавшего даже сон умерших, увидели, что на их учителе прежняя одежда и что исчезли беседовавшие с ним Моисей и Илья…»
89. Ввысь восходят – возносятся на небо.
98. Семь нимф – семь добродетелей, взявших в руки светильники.
99. Австр – южный ветер; Аквилон – северный.
103-105. Беатриче поручает поэту описать все, что он сейчас увидит. Перед Данте предстанут в аллегорических образах прошлые, настоящие и грядущие судьбы римской церкви
109-117. Орел (птица Дия), устремляющийся на колесницу с вершины дерева, которому он при этом наносит вред, олицетворяет римских императоров-язычников, преследовавших христианскую церковь в ущерб – по мысли Данте – самой империи.
118-123. Лиса – символизирует ереси первых веков христианства.
124-126 Снова к колеснице спускается орел и осыпает ее своими перьями. – Это богатства, которыми христианские императоры одаряли церковь, и главным образом – «дар Константина» (см. прим. А., XIX, 115-117)
130-141. Дракон (дьявол) оторвал у колесницы часть ее днища – дух смирения и бедности. Тогда она мгновенно оделась перьями, обросла богатствами.
142-147. Пернатая колесница превращается в апокалипсического зверя (см. прим. А., XIX, 106-110).
149-153. Наглая блудница – папство, глазами рыща, выискивает себе друзей. Рядом с ней стоит ревнивый гигант – король французский Филипп IV, иногда ладивший с Бонифацием VIII, но кончивший тем, что нанес ему жестокое оскорбление в Ананьи (см. прим. Ч., XX, 86-90).
154-160. Намек на перенесение папского престола из Рима в Авиньон, при Клименте V, в 1309 г. (см. прим. А., XIX, 79-84).
ПЕСНЬ ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ
Земной Рай – Эвноя
1. «Deus, venerunt gentes» (лат.) – «Боже, пришли язычники».
10-12. «Modicum, et non vtdetntis me; et iterum modicum, et vos vzdelntis me» (лат.) – «Вскоре вы не увидите меня, и опять вскоре увидите меня». Этими словами (цитата из Евангелия) Беатриче высказывает уверенность в том, что похищенная гигантом колесница будет возвращена и примет свой прежний вид.
13. Я предшествии седмицы – то есть семи добродетелей, несущих светильники.
14. Мне, женщине и мудрецу – Данте, Мательде и Стацию.
34. Порушенный змеей сосуд – то есть колесница церкви, у которой дракон оторвал часть днища (Ч., XXXII, 130-135).
35. Был и не стал – чудовищно искаженная церковь перестала быть собою (ср. Р., XXVII, 22-27).
36. Вино и хлеб злодея не спасут. – В Италии существовал обычай, по которому родственники убитого теряли право кровной мести, если убийца или его родич девять дней кряду приходил на могилу жертвы и съедал там хлеб, смоченный в вине. Беатриче хочет сказать: «Ничто не оградит злодея от божьего суда».
43. Пятьсот Пятнадцать – загадочное обозначение грядущего избавителя церкви и восстановителя империи, который истребит воревку (блудницу песни XXXII, занявшую чужое место) и гиганта (французского короля). Цифра DXV образует, при перестановке знаков – слово DVX (вождь), и старейшие комментаторы так ее и толкуют.
47 – 51. Сфинга (Сфинкс) – в античном мифе – крылатое чудовище с женским лицом, обитавшее возле Фив и убивавшее всех, кто не мог разгадать его загадку. Когда Эдип (Лаяд) ее разгадал, Сфинга бросилась со скалы и разбилась насмерть. Отмщая за ее гибель, прорицательница Фемида наслала на фивян хищного зверя, который губил нивы и стада (Метам., VII, 759-765). В старинных списках «Метаморфоз» вместо Laiades читалось Naiades, и разрешение загадки Данте приписывал Наядам. Смысл ст. 49-51: «События покажут, кто такой „Пятьсот Пятнадцать“, но разрешение этой трудной загадки приведет не к бедствиям, а к миру».
57. Два раза – Адамом, вкусившим от его плодов, и гигантом, отвязавшим от него колесницу.
62. Первая душа – то есть Адам.
68. Как в струи Эльсы. – Предметы, опущенные в известковую воду Эльсы (приток Арно), покрываются твердой оболочкой.
69. Не будь их прелесть – как Пирам для тута. – То есть если бы прелесть суетных помыслов не омрачала сознание Данте, подобно тому как Пирам своею кровью окрасил белые ягоды тутового дерева в темный цвет (см. прим. Ч., XXVII, 37-39).
78. Как жезл… – Беатриче хочет, чтобы Данте, вернувшись к людям, передал им ее слова, даже не вникая в их смысл, а просто сохранив их в памяти; так паломник возвращается из Палестины с пальмовой ветвью, привязанной к посоху.
85. Что за школе – школе поэтов и философов.
90. До неба мчащегося всех быстрей – то есть до Перводвигателя (см. Р., XXVIII).
98-99. Смысл: «Само твое забвенье доказывает, что ты был виновен, когда следовал ложной школе и свою волю устремлял не ко мне, а мимо. Если бы это был не грех, Лета не смыла бы этого воспоминания».
112-114. Там растекались… – Растекающиеся из одного истока Лета и Эвноя напоминают поэту Тигр и Евфрат, которые средневековая география считала текущими из общего источника.
118. На что сказали так. – То есть сказала Беатриче.
119. Мательда. – Здесь впервые названа по имени прекрасная женщина, встретившая поэта в Земном Раю.
121. И про это. – См. Ч., XXVIII, 121-133.
129. Угаснувшую силу – то есть силу памяти о совершенных им добрых делах (см. прим. Ч., XXVIII, 121-133).
139. Счет положен изначала. – В построении «Божественной Комедии» Данте соблюдает строгую симметрию. В каждой из трех ее частей (кантик) – по 33 песни; «Ад» содержит, кроме того, еще одну песнь, служащую вступлением ко всей поэме. Объем каждой из ста песен приблизительно одинаков.
142. Я шел назад – к Беатриче.
145. Светила – см. прим. А., XXXIV, 139.
РАЙ
ПЕСНЬ ПЕРВАЯ
Вознесение сквозь сферу огня
4. Я в тверди был – то есть в Эмпирее. Над девятью небесами Птолемеевой системы Данте, согласно с церковным учением, помещает десятое, недвижный Эмпирей (греч. – пламенный), обитель божества.
15. Любимый лавр. – В лавр была превращена нимфа Дафна, убегавшая от влюбленного Аполлона (Метам., I, 452-567).
16-18. Мне из зубцов Парнаса нужен был пока один… – До сих пор поэт нуждался в покровительстве только той из двух вершин Парнаса, на которой обитают музы. Теперь ему требуется содействие второй вершины, Кирры (ст. 36), обители Аполлона.
20. Марсий – сатир, состязавшийся в музыкальном искусстве с Аполлоном, который победил его и содрал с него кожу (Метам., VI, 382-400).
31. Богу Дельф – Аполлону.
32. К пенейским листьям – то есть к лавровым. Дафна, превращенная в лавр (см. прим. 15), была дочерью бога реки Пенея.
37-42. В зависимости от времени года, солнце (лампада мира) восходит в разных точках горизонта (разными вратами). В весеннее равноденствие, восходя в той точке, где пересечение четырех кругов (горизонта, экватора, зодиака и равноденственного колюра) образует три креста, оно движется в небе по лучшему пути, потому что это – наилучшее время года, и с лучшею звездою, то есть в созвездии Овна (ср. А., I, 37-40), что позволяет ему благотворно влиять на земную жизнь (мирской воск).
43-47. Почти из этих врат (см. прим. 37-42) – потому что весеннее равноденствие уже миновало, – утро всплыло там, то есть в южном полушарии, в то время как здесь, в северном полушарии, пал вечер. Этими словами Данте указывает, в какое благоприятное время года и в какой благоприятной точке горизонта взошло солнце того дня, когда он вступил в Земной Рай.
Далее он говорит о том, что случилось в полдень этого же дня (ср. Ч., XXXIII, 103-105), после того как, испив от струй Эвнои, он возвратился к Беатриче (Ч., XXXIII, 142-145): И в полушарье том, то есть в южном, все стало белым, то есть все озарилось светом полдня (в силу чего здесь, в северном полушарии, все черным было), когда Беатриче, обратясь лицом налево (потому что перед этим она стояла лицом к востоку и полуденное солнце было слева от нее), вонзилась в солнце взором; Данте последовал ее примеру (стр. 52-54), но, не выдержав блеска, устремил

загрузка...